StudyEnglishWords

7#

Собачье сердце. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Собачье сердце". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 86 из 97  ←предыдущая следующая→ ...

‘Right,’ hissed Bormenthal, ‘just wait till tomorrow.
– Ну, ладно, – прошипел Борменталь, – подождём до утра.
I’ll fix a little demonstration for him when he sobers up.’
Я ему устрою бенефис, когда он протрезвится.
With this he grabbed Sharikov under the armpit and dragged him to his bed in the waiting-room.
Тут он ухватил Шарикова под мышки и поволок его в приёмную спать.
Sharikov tried to kick, but his legs refused to obey him.
При этом Шариков сделал попытку брыкаться, но ноги его не слушались.
Philip Philipovich spread his legs wide, sending the skirts of his robe flapping, raised his arms and his eyes towards the lamp in the corridor ceiling and sighed.
Филипп Филиппович растопырил ноги, отчего лазоревые полы разошлись, возвёл руки и глаза к потолочной лампе в коридоре и молвил:
– Ну-ну…
Eight
Глава 9
The ‘little demonstration’ which Bormenthal had promised to lay on for Sharikov did not, however, take place the following morning, because Poligraph Poligraphovich had disappeared from the house.
Бенефис Шарикова, обещанный доктором Борменталем, не состоялся, однако, на следующее утро по той причине, что Полиграф Полиграфович исчез из дома.
Bormenthal gave way to despair, cursing himself for a fool for not having hidden the key of the front door.
Shouting that this was unforgivable, he ended by wishing Sharikov would fall under a bus.
Борменталь пришёл в яростное отчаяние, обругал себя ослом за то, что не спрятал ключ от парадной двери, кричал, что это непростительно, и кончил пожеланием, чтобы Шариков попал под автобус.
Philip Philipovich, who was sitting in his study running his fingers through his hair, said:
Филипп Филиппович сидел в кабинете, запустив пальцы в волосы, и говорил:
‘I can just imagine what he must be up to on the street… I can just imagine …“from Granada to Seville…” My God.’
– Воображаю, что будет твориться на улице… Вообража-а-ю.
«От Севильи до Гренады», боже мой.
‘He may be with the house committee,’ said Bormenthal furiously, and dashed off.
– Он в домкоме ещё может быть, – бесновался Борменталь и куда-то бегал.
At the house committee he swore at the chairman, Shvonder, so violently that Shvonder sat down and wrote a complaint to the local People’s Court, shouting as he did so that he wasn’t Sharikov’s bodyguard.
Poligraph Poligraphovich was not very popular at the house committee either, as only yesterday he had taken 7 roubles from the funds, with the excuse that he was going to buy text books at the co-operative store.
В домкоме он поругался с председателем Швондером до того, что тот сел писать заявление в народный суд Хамовнического района, крича при этом, что он не сторож питомца профессора Преображенского, тем более, что этот питомец Полиграф не далее, как вчера, оказался прохвостом, взяв в домкоме якобы на покупку учебников в кооперативе 7 рублей.
For a reward of 3 roubles Fyodor searched the whole house from top to bottom.
Фёдор, заработавший на этом деле три рубля, обыскал весь дом сверху до низу.
Nowhere was there a trace to be found of Sharikov.
Нигде никаких следов Шарикова не было.
Only one thing was clear — that Poligraph had left at dawn wearing cap, scarf and overcoat, taking with him a bottle of rowanberry brandy from the sideboard.
Doctor Bormenthal’s gloves, and all his own documents.
Выяснилось только одно – что Полиграф отбыл на рассвете в кепке, в шарфе и пальто, захватив с собой бутылку рябиновой в буфете, перчатки доктора Борменталя и все свои документы.
Darya Petrovna and Zina openly expressed their delight and hoped that Sharikov would never come back again.
Дарья Петровна и Зина, не скрывая, выразили свою бурную радость и надежду, что Шариков больше не вернётся.
Sharikov had borrowed 50 roubles from Darya Petrovna only the day before.
У Дарьи Петровны Шариков занял накануне три рубля пятьдесят копеек.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1