StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 47 из 328  ←предыдущая следующая→ ...

Then turning toward that one of the guards who had declared himself the friend of Bois-Tracy,
"Besides," continued he,
"I have reflected, my dear intimate of Bois-Tracy, that I am not less tenderly his friend than you can possibly be; so that decidedly this handkerchief is as likely to have fallen from your pocket as mine."
— Кстати, — продолжал Арамис, обращаясь к гвардейцу, сославшемуся на свою дружбу с Буа-Траси, — я вспомнил, дорогой мой, что связан с графом де Буа-Траси не менее нежной дружбой, чем ты, близкий его друг, так что… платок с таким же успехом мог выпасть из твоего кармана, как из моего.
"No, upon my honor!" cried his Majesty's Guardsman.
— Нет, клянусь честью! — воскликнул гвардеец его величества.
"You are about to swear upon your honor and I upon my word, and then it will be pretty evident that one of us will have lied.
— Ты будешь клясться честью, а я — ручаться честным словом, и один из нас при этом, очевидно, будет лжецом.
Now, here, Montaran, we will do better than that—let each take a half."
Знаешь что, Монтаран!?
Давай лучше поделим его.
"Of the handkerchief?"
— Платок?
"Yes."
— Да.
"Perfectly just," cried the other two Guardsmen, "the judgment of King Solomon!
— Великолепно! — закричали оба приятеля-гвардейца. 
— Соломонов суд!
Aramis, you certainly are full of wisdom!"
Арамис, ты в самом деле воплощенная мудрость!
The young men burst into a laugh, and as may be supposed, the affair had no other sequel.
Молодые люди расхохотались, и все дело, как ясно всякому, на том и кончилось.
In a moment or two the conversation ceased, and the three Guardsmen and the Musketeer, after having cordially shaken hands, separated, the Guardsmen going one way and Aramis another.
Через несколько минут разговор оборвался, и собеседники расстались, сердечно пожав друг другу руки.
Гвардейцы зашагали в одну сторону, Арамис — в другую.
"Now is my time to make peace with this gallant man," said d'Artagnan to himself, having stood on one side during the whole of the latter part of the conversation; and with this good feeling drawing near to Aramis, who was departing without paying any attention to him,
«Вот подходящее время, чтобы помириться с этим благородным человеком», — подумал д'Артаньян, который в продолжение всего этого разговора стоял в стороне.
И, подчиняясь доброму порыву, он поспешил догнать мушкетера, который шел, не обращая больше на него внимания.
"Monsieur," said he, "you will excuse me, I hope."
— Сударь, — произнес д'Артаньян, нагоняя мушкетера, — надеюсь, вы извините меня…
"Ah, monsieur," interrupted Aramis, "permit me to observe to you that you have not acted in this affair as a gallant man ought."
— Милостивый государь, — прервал его Арамис, — разрешите вам заметить, что в этом деле вы поступили не так, как подобало бы благородному человеку.
"What, monsieur!" cried d'Artagnan, "and do you suppose—"
— Как, милостивый государь! — воскликнул д'Артаньян. 
— Вы можете предположить…
"I suppose, monsieur that you are not a fool, and that you knew very well, although coming from Gascony, that people do not tread upon handkerchiefs without a reason.
— Я предполагаю, сударь, что вы не глупец и вам, хоть вы и прибыли из Гаскони, должно быть известно, что без причины не наступают ногой на носовой платок.
What the devil!
Paris is not paved with cambric!"
Париж, черт возьми, не вымощен батистовыми платочками.
"Monsieur, you act wrongly in endeavoring to mortify me," said d'Artagnan, in whom the natural quarrelsome spirit began to speak more loudly than his pacific resolutions.
— Сударь, вы напрасно стараетесь меня унизить, — произнес д'Артаньян, в котором задорный нрав начинал уже брать верх над мирными намерениями. 
"I am from Gascony, it is true; and since you know it, there is no occasion to tell you that Gascons are not very patient, so that when they have begged to be excused once, were it even for a folly, they are convinced that they have done already at least as much again as they ought to have done."
— Я действительно прибыл из Гаскони, и, поскольку это вам известно. мне незачем вам напоминать, что гасконцы не слишком терпеливы.
Так что, раз извинившись хотя бы за сделанную ими глупость, они бывают убеждены, что сделали вдвое больше положенного.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1