7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 3440 для этой книги)

страница 1 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

Heller, Joseph - Catch-22
Уловка-22 Джозеф Хеллер
Изд. "Трамвай"-Киев-1995г.
OCR & Spellcheck : Валентин Мачулис.
The Texan
It was love at first sight.
The first time Yossarian saw the chaplain he fell madly in love with him.
Техасец
Yossarian was in the hospital with a pain in his liver that fell just short of being jaundice.
The doctors were puzzled by the fact that it wasn’t quite jaundice.
Йоссариан лежал в госпитале с болями в печени.
Подозрение падало на желтуху.
Однако для настоящей желтухи чего-то не хватало, и это ставило врачей в тупик.
If it became jaundice they could treat it.
Будь это желтуха, они могли бы начать лечение.
If it didn’t become jaundice and went away they could discharge him.
But this just being short of jaundice all the time confused them.
Но болезни не хватало самой малости, чтобы стать настоящей полноценной желтухой, и это все время смущало врачей.
Выписать же Йоссариана из госпиталя они не решались.
Each morning they came around, three brisk and serious men with efficient mouths and inefficient eyes, accompanied by brisk and serious Nurse Duckett, one of the ward nurses who didn’t like Yossarian.
Каждое утро они делали обход — трое серьезных энергичных мужчин.
Твердо сжатые губы выражали уверенность, которой явно недоставало их глазам.
Врачей сопровождала такая же серьезная и энергичная сестра Даккит, как и другие палатные сестры, недолюбливавшая Йоссариана.
They read the chart at the foot of the bed and asked impatiently about the pain.
Доктора просматривали висящий на спинке кровати температурный, лист и нетерпеливо расспрашивали Йоссариана о болях в печени.
They seemed irritated when he told them it was exactly the same.
Казалось, их раздражало, что изо дня в день он отвечал одно и то же.
‘Still no movement?’ the full colonel demanded.
— И по-прежнему не было стула? — допытывался медицинский полковник.
The doctors exchanged a look when he shook his head.
Каждый раз, когда больной отрицательно качал головой, врачи переглядывались.
‘Give him another pill.’
— Дайте ему еще одну таблетку.
Nurse Duckett made a note to give Yossarian another pill, and the four of them moved along to the next bed.
Сестра Даккит записывала, что Йоссариану нужно дать еще одну таблетку, и все четверо переходили к следующей койке.
None of the nurses liked Yossarian.
Медсестры недолюбливали Иоссариана.
Actually, the pain in his liver had gone away, but Yossarian didn’t say anything and the doctors never suspected.
На самом деле боли в печени давно прошли, но Йоссариан скрывал это от врачей, и они ни о чем не догадывались.
They just suspected that he had been moving his bowels and not telling anyone.
Они лишь подозревали, что он тайком бегает в уборную.
Yossarian had everything he wanted in the hospital.
В госпитале у Йоссариана было все, что душе угодно.
The food wasn’t too bad, and his meals were brought to him in bed.
Кормили недурно, к тому же еду подавали прямо в постель.
There were extra rations of fresh meat, and during the hot part of the afternoon he and the others were served chilled fruit juice or chilled chocolate milk.
В дневной рацион входила дополнительная порция превосходного мяса, а в полдень, в самую жару, ему, как и другим, приносили охлажденный фруктовый сок или шоколадный напиток.
Apart from the doctors and the nurses, no one ever disturbed him.
Если не считать врачей и сестер, его никто не беспокоил.
For a little while in the morning he had to censor letters, but he was free after that to spend the rest of each day lying around idly with a clear conscience.
Правда, по утрам часок-другой ему приходилось выполнять обязанности почтового цензора, зато все остальное время он был предоставлен самому себе и валялся до самого вечера, нисколько не мучась угрызениями совести.
He was comfortable in the hospital, and it was easy to stay on because he always ran a temperature of 101.
Жизнь в госпитале была удобна и приятна.
Ему не стоило большого труда оставаться здесь и дальше, потому что температура у него держалась всегда одна и та же — тридцать восемь и три десятых.
He was even more comfortable than Dunbar, who had to keep falling down on his face in order to get his meals brought to him in bed.
Ему было намного лучше, чем, скажем, Данбэру, которому, чтобы заставить сестер приносить обед в постель, приходилось то и дело грохаться на пол и расквашивать себе физиономию.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 5 оценках: 5 из 5 1