7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2633 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 106 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

There was no debris.
Обломков тоже не было.
Helicopters circled the white cloud till sunset.
До захода солнца вокруг злополучного облака кружили самолеты.
During the night the cloud blew away, and in the morning there was no more Clevinger.
Ночью облако растаяло, и, когда настало утро, Клевинджера уже не существовало.
The disappearance was astounding, as astounding, certainly, as the Grand Conspiracy of Lowery Field, when all sixty-four men in a single barrack vanished one payday and were never heard of again.
Это исчезновение было поразительным, хотя, безусловно, оно поражало меньше, чем великий заговор на учебной базе Лоури‑Филд: там как‑то в день выплаты жалованья из одной казармы исчезли все шестьдесят четыре человека, и никто о них больше не слышал.
Until Clevinger was snatched from existence so adroitly, Yossarian had assumed that the men had simply decided unanimously to go AWOL the same day.
До того как Клевинджер непостижимым образом ушел из жизни, Йоссариан по простоте души полагал, что эти шестьдесят четыре взяли и ушли в самоволку.
In fact, he had been so encouraged by what appeared to be a mass desertion from sacred responsibility that he had gone running outside in elation to carry the exciting news to ex-P.F.C.
Wintergreen.
Больше того, он даже обрадовался этому факту массового дезертирства и коллективного отказа от священного воинского долга и, ликуя, помчался к экс‑рядовому первого класса Уинтергрину, дабы поделиться с ним сногсшибательной новостью.
‘What’s so exciting about it?’ ex-P.F.C.
— А что тут, собственно говоря, сногсшибательного? — гнусно ощерился Уинтергрин.
Wintergreen sneered obnoxiously, resting his filthy GI shoe on his spade and lounging back in a surly slouch against the wall of one of the deep, square holes it was his military specialty to dig.
Он стоял в глубокой квадратной яме, опершись на лопату.
Рытье ям было его военной специальностью.
Ex-P.F.C.
Wintergreen was a snide little punk who enjoyed working at cross-purposes.
Экс‑рядовой первого класса Уинтергрин был подленькой, лживой тварью и любил создавать всяческую путаницу.
Each time he went AWOL, he was caught and sentenced to dig and fill up holes six feet deep, wide and long for a specified length of time.
Каждый раз, когда он уходил в самоволку, его ловили и в наказание заставляли за определенный срок вырыть яму глубиной, шириной и длиной в шесть футов, а затем закопать ее.
Each time he finished his sentence, he went AWOL again.
Едва отбыв наказание, он снова отправлялся в самоволку.
Ex-P.F.C.
Wintergreen accepted his role of digging and filling up holes with all the uncomplaining dedication of a true patriot.
Уинтергрин рыл и закапывал ямы с энтузиазмом подлинного патриота, которому не пристало жаловаться на трудности.
‘It’s not a bad life,’ he would observe philosophically.
— В сущности, это не так уж плохо, — философски изрекал он.
‘And I guess somebody has to do it.’
— Ведь кто‑то должен копать ямы.
He had wisdom enough to understand that digging holes in Colorado was not such a bad assignment in wartime.
Он был достаточно сообразителен и понимал, что рытье ям в Колорадо — не самое плохое занятие в военное время.
Since the holes were in no great demand, he could dig them and fill them up at a leisurely pace, and he was seldom overworked.
Поскольку спрос на ямы был невелик, он мог копать и засыпать их с ленцой, не торопясь.
Он редко перенапрягался.
On the other hand, he was busted down to buck private each time he was court-martialed.
И это было хорошо.
Зато каждый раз после военного суда его понижали в рядовые, и это было плохо.
He regretted this loss of rank keenly.
Это он переносил болезненно.
‘It was kind of nice being a P.F.C.,’ he reminisced yearningly.
— Я был рядовым первого класса, — вспоминал он с тоской.
‘I had status—you know what I mean?—and I used to travel in the best circles.’
— У меня было положение.
Ты понимаешь, что я хочу сказать?
Я привык вращаться в высших сферах.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1