7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2131 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 11 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

Clevinger had stared at him with apoplectic rage and indignation and, clawing the table with both hands, had shouted,
Клевинджер тогда уставился на него, багровый от ярости и негодования, и, ухватившись обеими руками за стол, гаркнул:
‘You’re crazy!’
— Ты сумасшедший!
‘Clevinger, what do you want from people?’
Dunbar had replied wearily above the noises of the officers’ club.
— Клевинджер, ну чего тебе от него надо? — устало возразил Данбэр.
‘I’m not joking,’ Clevinger persisted.
— Я не шучу.
Он псих, — настаивал Клевинджер.
‘They’re trying to kill me,’ Yossarian told him calmly.
— Они хотят меня убить, — спокойно сказал Йоссариан.
‘No one’s trying to kill you,’ Clevinger cried.
— Никто не помышляет убить именно тебя! — заорал Клевинджер.
‘Then why are they shooting at me?’
Yossarian asked.
— Хорошо, почему же тогда они в меня стреляют? — спросил Йоссариан.
‘They’re shooting at everyone,’ Clevinger answered.
— Они стреляют во всех, — ответил Клевинджер.
‘They’re trying to kill everyone.’
— Они пытаются убить каждого.
‘And what difference does that make?’
— А какая разница?
Значит, и меня!..
Clevinger was already on the way, half out of his chair with emotion, his eyes moist and his lips quivering and pale.
Но Клевинджер уже завелся.
С помутившимся взглядом и трясущимися побелевшими губами он привстал со стула.
As always occurred when he quarreled over principles in which he believed passionately, he would end up gasping furiously for air and blinking back bitter tears of conviction.
Всякий раз, когда Клевинджер вступал в спор, с пеной у рта отстаивая свои идеи, он задыхался, жадно хватал ртом воздух и часто моргал, стряхивая с ресниц слезы — горькие слезы человека непонятого, но убежденного в собственной правоте.
There were many principles in which Clevinger believed passionately.
У Клевинджера было много идей, которые он отстаивал с пеной у рта.
He was crazy.
Он сам был ненормальный.
‘Who’s they?’ he wanted to know.
— Кто это «они»? — допытывался Клевинджер.
‘Who, specifically, do you think is trying to murder you?’
— Кто именно, по-твоему, хочет тебя убить?
‘Every one of them,’ Yossarian told him.
— Все они.
‘Every one of whom?’
— Кто?
‘Every one of whom do you think?’
— А ты как думаешь, кто?
‘I haven’t any idea.’
— Понятия не имею.
‘Then how do you know they aren’t?’
— А почему же ты тогда заявляешь, что они не хотят меня убить?
‘Because…’ Clevinger sputtered, and turned speechless with frustration.
— Потому что… — брызжа слюной, начал Клевинджер, но осекся и умолк с выражением полного отчаяния.
Clevinger really thought he was right, but Yossarian had proof, because strangers he didn’t know shot at him with cannons every time he flew up into the air to drop bombs on them, and it wasn’t funny at all.
Клевинджер искренне считал себя правым, но Йоссариан — тоже, так как у него были доказательства: совершенно незнакомые люди палили в него из пушек каждый раз, когда он поднимался в воздух, чтобы сбросить на них бомбы.
И это было далеко не смешно.
And if that wasn’t funny, there were lots of things that weren’t even funnier.
Да и все остальное тоже.
There was nothing funny about living like a bum in a tent in Pianosa between fat mountains behind him and a placid blue sea in front that could gulp down a person with a cramp in the twinkling of an eye and ship him back to shore three days later, all charges paid, bloated, blue and putrescent, water draining out through both cold nostrils.
Например, он не находил ничего занятного в том, что приходилось жить как идиоту в палатке на Пьяносе, где позади тебя пузатые горы, а впереди голубая морская гладь, которая проглотит кого хочешь, так что и глазом моргнуть не успеешь, и выкинет обратно на берег денька через три, разбухшего и посиневшего, свободного от всех земных забот.
The tent he lived in stood right smack up against the wall of the shallow, dull-colored forest separating his own squadron from Dunbar ’s.
Палатка, в которой он жил, стояла на опушке реденького леска, отделявшего эскадрилью Йоссариана от эскадрильи Данбэра.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1