StudyEnglishWords

7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 15 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

I’m a bona fide supraman.’
Я — верх человека.
‘Superman?’
Clevinger cried.
— Что? — закричал Клевинджер.
‘Superman?’
— Сверхчеловек?
‘Supraman,’ Yossarian corrected.
— Верх человека, — поправил Йоссариан.
‘Hey, fellas, cut it out,’ Nately begged with embarrassment.
— Слушайте, ребята, прекратите, — взмолился встревоженный Нейтли.
‘Everybody’s looking at us.’
— На нас все смотрят.
‘You’re crazy,’ Clevinger shouted vehemently, his eyes filling with tears.
— Ты рехнулся! — истерически заорал Клевинджер.
На глазах у него были слезы.
‘You’ve got a Jehovah complex.’
— У тебя комплекс Иеговы.
Ты думаешь, что миром правит зло…
‘I think everyone is Nathaniel.’
— Я думаю, что каждый человек — это Нафанаил.
Clevinger arrested himself in mid-declamation, suspiciously.
Клевинджер посмотрел на Йоссариана с подозрением, взял себя в руки и уже без крика спросил немного нараспев:
‘Who’s Nathaniel?’
— Кто такой Нафанаил?
‘Nathaniel who?’ inquired Yossarian innocently.
— Какой Нафанаил? — спросил невинным тоном Йоссариан.
Clevinger skirted the trap neatly.
Теперь Клевинджер решил сам устроить ему ловушку.
‘You think everybody is Jehovah.
— Ты думаешь, что каждый человек — это Иегова.
You’re no better than Raskolnkov—’
В таком случае ты нисколько не лучше Раскольникова.
‘Who?’ ‘—yes, Raskolnikov, who—’
— Кого?
— Да-да, Раскольникова, который…
‘Raskolnikov!’ ‘—who—I mean it—who felt he could justify killing an old woman—’
— Раскольникова?!
— …который, да будет тебе известно, считал, что можно оправдать убийство старухи.
‘No better than?’ ‘—yes, justify, that’s right—with an ax!
— Я, значит, не лучше?
— Да, да, вот именно.
Он оправдывал убийство топором.
And I can prove it to you!’
И я сейчас докажу тебе, что ты не лучше!
Gasping furiously for air, Clevinger enumerated Yossarian’s symptoms: an unreasonable belief that everybody around him was crazy, a homicidal impulse to machine-gun strangers, retrospective falsification, an unfounded suspicion that people hated him and were conspiring to kill him.
Задыхаясь и жадно хватая ртом воздух, Клевинджер перечислил симптомы заболевания Йоссариана: абсурдные утверждения, что все вокруг сумасшедшие; человеконенавистническое желание перестрелять всех вокруг из пулемета; искаженные представления о событиях прошлого; ни на чем не основанные подозрения, что люди ненавидят его и замышляют убить.
But Yossarian knew he was right, because, as he explained to Clevinger, to the best of his knowledge he had never been wrong.
Но Йоссариан был убежден в своей правоте, потому что, как объяснил он Клевинджеру, насколько ему известно, он вообще никогда не ошибается.
Everywhere he looked was a nut, and it was all a sensible young gentleman like himself could do to maintain his perspective amid so much madness.
Куда ни взглянешь, всюду одни психи, и среди всеобщего помешательства ему, Йоссариану, человеку молодому и благоразумному, приходится самому заботиться о себе.
And it was urgent that he did, for he knew his life was in peril.
И все, что он делает, — исключительно важно, потому что он-то хорошо знает, что жизнь его в опасности.
Yossarian eyed everyone he saw warily when he returned to the squadron from the hospital.
Вернувшись из госпиталя в эскадрилью, Йоссариан поглядывал на всех с осторожностью.
Milo was away, too, in Smyrna for the fig harvest.
The mess hall ran smoothly in Milo ’s absence.
Милоу не было, он отправился в Смирну закупать фиги, но столовая в его отсутствие работала, как обычно.
Yossarian had responded ravenously to the pungent aroma of spicy lamb while he was still in the cab of the ambulance bouncing down along the knotted road that lay like a broken suspender between the hospital and the squadron.
Еще по дороге к эскадрилье, когда Йоссариан трясся в кузове санитарной машины, он, плотоядно принюхиваясь, уловил острый запах жареной баранины, доносившийся из офицерской столовой.
There was shish-kabob for lunch, huge, savory hunks of spitted meat sizzling like the devil over charcoal after marinating seventy-two hours in a secret mixture Milo had stolen from a crooked trader in the Levant, served with Iranian rice and asparagus tips Parmesan, followed by cherries jubilee for dessert and then steaming cups of fresh coffee with Benedictine and brandy.
The meal was served in enormous helpings on damask tablecloths by the skilled Italian waiters Major—de Coverley had kidnaped from the mainland and given to Milo.
Там готовили на завтрак шиш-кебаб.
Огромные, дразнящие обоняние куски мяса жарились на вертелах, дьявольски аппетитно шипя над угольями, а перед этим их трое суток вымачивали в таинственном маринаде, секрет которого Милоу выкрал у одного жуликоватого ливанского торговца.
Искусные официанты-итальянцы, которых майор де Каверли похитил с Большой земли, ставили на столики, застеленные дорогими полотняными скатертями, огромные порции всякой снеди.
Шиш-кебаб подавали с рисом и пармезанской спаржей, на десерт следовал пирог с вишнями и в завершение — душистый свежезаваренный кофе с бенедиктином и брэнди.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1