7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2235 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 223 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

Maybe sixty missions were too many for the men to fly, Colonel Cathcart reasoned, if Yossarian objected to flying them, but he then remembered that forcing his men to fly more missions than everyone else was the most tangible achievement he had going for him.
«Может, и вправду, норма в шестьдесят вылетов слишком велика для летчиков, — рассуждал полковник Каткарт, — если Йоссариан отказывается выполнять ее».
Но тут он вспомнил, что, заставив пилотов своего полка сделать больше вылетов, чем летчики других частей, он добился блестящего успеха.
As Colonel Korn often remarked, the war was crawling with group commanders who were merely doing their duty, and it required just some sort of dramatic gesture like making his group fly more combat missions than any other bomber group to spotlight his unique qualities of leadership.
Как часто говаривал подполковник Корн:
— Война войной, а служба службой.
Чтобы отличиться, командиру необходимо сделать какой-то драматический жест, скажем, установить более высокую, чем у соседей, норму боевых вылетов.
Certainly none of the generals seemed to object to what he was doing, although as far as he could detect they weren’t particularly impressed either, which made him suspect that perhaps sixty combat missions were not nearly enough and that he ought to increase the number at once to seventy, eighty, a hundred, or even two hundred, three hundred, or six thousand!
Никто из генералов пока, кажется, не возражал против действий полковника, хотя, насколько он мог заметить, его рвение и не произвело на них особого впечатления, и это навело его на мысль, что, наверное, шестьдесят вылетов — мало и придется повысить норму сразу до семидесяти, восьмидесяти, сотни, даже до двух сотен, трех сотен или до шести тысяч вылетов.
Certainly he would be much better off under somebody suave like General Peckem than he was under somebody boorish and insensitive like General Dreedle, because General Peckem had the discernment, the intelligence and the Ivy League background to appreciate and enjoy him at his full value, although General Peckem had never given the slightest indication that he appreciated or enjoyed him at all.
Конечно, ему было бы гораздо лучше служить под началом столь учтивого человека, как генерал Пеккем, чем под началом невоспитанного мужлана генерала Дридла, ибо на стороне генерала Пеккема были проницательность, ум и образованность, следовательно, он мог в полной мере понять полковника Кэткарта и оценить его по заслугам.
Правда, генерал Пеккем не давал полковнику ни малейшего повода думать, что он понимает его и ценит по заслугам.
Colonel Cathcart felt perceptive enough to realize that visible signals of recognition were never necessary between sophisticated, self-assured people like himself and General Peckem who could warm to each other from a distance with innate mutual understanding.
Но полковник Кэткарт отдавал себе отчет в том, что явная, грубая похвала или одобрение вовсе ни к чему в отношениях между такими утонченными, уверенными в себе личностями, как он и генерал Пеккем, которые могут издали симпатизировать друг другу и понимать друг друга без слов.
It was enough that they were of like kind, and he knew it was only a matter of waiting discreetly for preferment until the right time, although it rotted Colonel Cathcart’s self-esteem to observe that General Peckem never deliberately sought him out and that he labored no harder to impress Colonel Cathcart with his epigrams and erudition than he did to impress anyone else in earshot, even enlisted men.
Вполне достаточно того, что они — люди одного круга, и полковник Кэткарт знал, что его повышение — дело времени и нужно, набравшись терпения, благоразумно ждать, хотя самолюбие его страдало оттого, что генерал Пеккем никогда намеренно не искал его общества, и оттого, что, когда полковник Кэткарт оказывался рядом с Пеккемом, генерал старался произвести на него впечатление своими афоризмами и эрудицией точно в такой же степени, как и на других офицеров и даже на нижние чины, стоящие поблизости.
Either Colonel Cathcart wasn’t getting through to General Peckem or General Peckem was not the scintillating, discriminating, intellectual, forward-looking personality he pretended to be and it was really General Dreedle who was sensitive, charming, brilliant and sophisticated and under whom he would certainly be much better off, and suddenly Colonel Cathcart had absolutely no conception of how strongly he stood with anyone and began banging on his buzzer with his fist for Colonel Korn to come running into his office and assure him that everybody loved him, that Yossarian was a figment of his imagination, and that he was making wonderful progress in the splendid and valiant campaign he was waging to become a general.
То ли полковник Кэткарт не раскусил генерала Пеккема, то ли генерал Пеккем вовсе и не был такой уж тонкой, блестящей, умной, дальновидной личностью, какой он старался казаться.
Может быть, на самом-то деле как раз генерал Дридл был отзывчивым, очаровательным, блестящим и утонченным и под его началом полковнику Кэткарту было бы куда лучше.
Внезапно полковник Кэткарт, потеряв всякое представление о том, с кем он в каких отношениях, начал стучать кулаком по кнопке звонка: ему хотелось, чтобы подполковник Корн как можно скорее вбежал в кабинет и заверил его, что все его, полковника Кэткарта, любят, что Йоссариан — всего лишь плод его больного воображения и что он, полковник, добился ошеломительных успехов в своей блестящей и доблестной борьбе за генеральские погоны.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1