7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 26 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

Only when all the Sturm und Drang had been left far behind would he tip his flak helmet back wearily on his sweating head and stop barking directions to McWatt at the controls, who had nothing better to wonder about at a time like that than where the bombs had fallen.
Ребята любили летать с Йоссарианом, потому что он выходил на цель, делая «бочки» во все стороны, круто взмывая «свечой» и пикируя, резко крутясь и вертясь, заставляя пилотов пяти других машин делать то же самое, чтобы сохранить подобие строя.
Самолеты выравнивались на какие-то две-три секунды, чтобы отбомбиться, и затем снова взмывали, надсадно воя моторами.
Пробираясь сквозь огонь проклятых зениток, Йоссариан продолжал так отчаянно петлять, что шесть машин вскоре разлетались по всему небу, как земные молитвы.
Каждый самолет при этом мог стать легкой добычей немецких истребителей, однако обычно к этому времени они уже не появлялись в воздухе.
Стало быть, опасен был лишь зенитный огонь, а Йоссариан не любил, если рядом с ним взрывались самолеты.
‘Bomb bay clear,’ Sergeant Knight in the back would announce.
Только когда все эти немцы оставались далеко позади, он устало сдвигал шлем на вспотевшую макушку и переставал рявкать в переговорное устройство команды Макуотту, сидевшему за штурвалом.
Теперь Макуотт уже мог позволить себе полюбопытствовать, куда упали бомбы.
‘Did we hit the bridge?’ McWatt would ask.
— Бомбы сброшены, — докладывал сзади сержант Найт.
‘I couldn’t see, sir, I kept getting bounced around back here pretty hard and I couldn’t see.
— Мост разбомбили? — спрашивал Макуотт.
Everything’s covered with smoke now and I can’t see.’
— Откуда мне знать, сэр.
Меня так здорово кидало, что я не разглядел.
‘Hey, Aarfy, did the bombs hit the target?’
А теперь все заволокло дымом и ничего не видно.
‘What target?’
Captain Aardvaark, Yossarian’s plump, pipe-smoking navigator, would say from the confusion of maps he had created at Yossarian’s side in the nose of the ship.
— Эй, Аарфи, бомбы попали в цель?
— В какую цель? — спрашивал толстенький, вечно попыхивавший трубочкой штурман капитан Аардваарк, роясь в куче разложенных сбоку от Йоссариана карт.
‘I don’t think we’re at the target yet.
Are we?’
— Разве мы уже дошли до цели?
‘Yossarian, did the bombs hit the target?’
— Йоссариан, бомбы попали в цель?
‘What bombs?’ answered Yossarian, whose only concern had been the flak.
— Какие бомбы? — спрашивал Йоссариан, единственной заботой которого было не угодить под огонь зениток.
‘Oh, well,’ McWatt would sing, ‘what the hell.’
Тогда Макуотт принимался напевать:
— Как я рад, как я рад, мы попали к черту в ад!
Yossarian did not give a damn whether he hit the target or not, just as long as Havermeyer or one of the other lead bombardiers did and they never had to go back.
Йоссариану было плевать с самой высокой колокольни, поразил он цель или нет.
А вот Хэвермейеру и другим ведущим бомбардирам это было далеко не безразлично.
Every now and then someone grew angry enough at Havermeyer to throw a punch at him.
Бывали случаи, когда кто-нибудь злился на Хэвермейера и лез на него с кулаками.
‘I said you men leave Captain Havermeyer alone,’ Colonel Cathcart warned them all angrily.
— Я сказал вам, оставьте капитана Хэвермейера в покое, — сердито предупреждал полковник Кэткарт.
‘I said he’s the best damned bombardier we’ve got, didn’t I?’
— Разве я не говорил, что он, черт возьми, наш лучший бомбардир?
Havermeyer grinned at the colonel’s intervention and shoved another piece of peanut brittle inside his face.
Хэвермейер скалил зубы, когда полковник приходил ему на помощь, и засовывал за щеку очередную плитку прессованных земляных орешков.
Havermeyer had grown very proficient at shooting field mice at night with the gun he had stolen from the dead man in Yossarian’s tent.
Хэвермейер добился больших успехов, стреляя по ночам в полевых мышей из пистолета, украденного из кобуры покойника в палатке Йоссариана.
His bait was a bar of candy and he would presight in the darkness as he sat waiting for the nibble with a finger of his other hand inside a loop of the line he had run from the frame of his mosquito net to the chain of the unfrosted light bulb overhead.
Хэвермейер использовал для приманки конфету и усаживался в темноте, поджидая грызуна.
В одной руке он держал пистолет, а палец другой руки продевал в петельку веревки, протянутой от рамы москитной, сетки к выключателю лампы.
The line was taut as a banjo string, and the merest tug would snap it on and blind the shivering quarry in a blaze of light.
Веревка была натянута, как струна банджо, и стоило ее чуть потянуть. как рама захлопывалась, а вспышка яркого света ослепляла дрожащую жертву.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1