7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2637 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 272 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

He leaped from the car while it was still skidding dangerously and hurtled up the flight of steps inside, where three men were busy at the instruments and the controls.
Он выпрыгнул из скользившей по инерции машины и ринулся по лестнице наверх, где у пульта управления сидели три человека.
He bowled two of them aside in his lunge for the nickel-plated microphone, his eyes glittering wildly and his beefy face contorted with stress.
Двоих он отшвырнул в сторону от никелированного микрофона.
Глаза его лихорадочно блестели, а мясистое лицо тряслось от возбуждения.
He squeezed the microphone in a bestial grip and began shouting hysterically at the top of his voice. ‘ Milo, you son of a bitch!
Мертвой хваткой он вцепился в микрофон и истерически заорал:
— Милоу, сукин сын!
Are you crazy?
Ты с ума сошел?
What the hell are you doing?
Что ты делаешь, дьявол тебя разрази!
Come down!
Иди на посадку!
Come down!’
Иди на посадку!
‘Stop hollering so much, will you?’ answered Milo, who was standing there right beside him in the control tower with a microphone of his own.
— Хватит драть глотку! — ответил Милоу, стоявший рядом с полковником в диспетчерской, тоже с микрофоном в руках.
‘I’m right here.’
— Я тут.
Milo looked at him with reproof and turned back to his work.
Милоу неодобрительно посмотрел на Кэткарта и продолжал заниматься своим делом.
‘Very good, men, very good,’ he chanted into his microphone.
— Очень хорошо, ребята, очень хорошо, — пел он в микрофон.
‘But I see one supply shed still standing.
— Но я вижу, один склад еще цел.
That will never do, Purvis—I’ve spoken to you about that kind of shoddy work before.
Это никуда не годится, Пурвис.
Сколько раз я тебя предупреждал: не халтурь.
Now, you go right back there this minute and try it again.
And this time come in slowly… slowly.
Сейчас же зайди еще раз и попытайся снова.
Haste makes waste, Purvis.
Haste makes waste.
Поспешишь — людей насмешишь, Пурвис.
If I’ve told you that once, I must have told you that a hundred times.
Haste makes waste.’
Я уже говорил тебе это и буду твердить тысячу раз: поспешишь — людей насмешишь.
The loudspeaker overhead began squawking. ‘ Milo, this is Alvin Brown.
Над головой заверещал динамик:
— Милоу, докладывает Алвин Браун.
I’ve finished dropping my bombs.
Я закончил бомбометание.
What should I do now?’
Что мне делать дальше?
‘Strafe,’ said Milo.
— Начинать обстрел, — сказал Милоу.
‘Strafe?’
— Обстрел?
Alvin Brown was shocked.
— Алвин Браун был потрясен.
‘We have no choice,’ Milo informed him resignedly.
Ничего не поделаешь, — сообщил ему Милоу смиренным тоном.
‘It’s in the contract.’
— Это оговорено в контракте.
‘Oh, okay, then,’ Alvin Brown acquiesced.
‘In that case I’ll strafe.’
— Ну, коли так… — согласился Алвин Браун нехотя — В таком случае я начинаю обстрел.
This time Milo had gone too far.
На сей раз Милоу зашел слишком далеко.
Bombing his own men and planes was more than even the most phlegmatic observer could stomach, and it looked like the end for him.
Налет на свой аэродром и свою часть — этого не могли переварить даже самые флегматичные наблюдатели.
Похоже было, что Милоу пришел конец.
High-ranking government officials poured in to investigate.
Высокопоставленные правительственные чиновники взялись за расследование.
Newspapers inveighed against Milo with glaring headlines, and Congressmen denounced the atrocity in stentorian wrath and clamored for punishment.
Газеты клеймили Милоу в статьях под кричащими заголовками, а конгрессмены произносили громовые речи, требуя наказать его за жестокость.
Mothers with children in the service organized into militant groups and demanded revenge.
Солдатские матери сплотились в воинствующие группы и требовали отмщения.
Not one voice was raised in his defense.
Никто не поднял голоса в защиту Милоу.
Decent people everywhere were affronted, and Milo was all washed up until he opened his books to the public and disclosed the tremendous profit he had made.
Во всех уголках страны приличные люди негодовали, и от Милоу летели клочья, пока он не открыл гроссбух и не обнародовал цифры своих доходов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1