7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 285 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

If the chaplain did not go to the officers’ club at night, there was no place else he could go.
Если капеллан вечером не шел в офицерский клуб, то ему просто некуда было деться.
He would pass the time at Yossarian’s and Dunbar’s table with a shy, reticent smile, seldom speaking unless addressed, a glass of thick sweet wine almost untasted before him as he toyed unfamiliarly with the tiny corncob pipe that he affected selfconsciously and occasionally stuffed with tobacco and smoked.
А в клубе он мог провести время за столиком с Йоссарианом и Данбэром.
Обычно он говорил только в том случае, если к нему обращались, почти не прикасался к своему бокалу густого, сладкого вина и, скованно, застенчиво улыбаясь, неловко вертел в руках трубочку, которую время от времени набивал табаком, и изредка затягивался — только для виду.
He enjoyed listening to Nately, whose maudlin, bittersweet lamentations mirrored much of his own romantic desolation and never failed to evoke in him resurgent tides of longing for his wife and children.
Он с удовольствием слушал Нейтли, чьи сентиментальные, сладостно-грустные жалобы в значительной степени перекликались с мыслями капеллана о собственном одиночестве и вызывали в нем прилив тоски по жене и детям.
The chaplain would encourage Nately with nods of comprehension or assent, amused by his candor and immaturity.
Капеллан охотно соглашался с Нейтли и, подбадривая его сочувственными кивками, удивлялся его искренности и неопытности.
Nately did not glory too immodestly that his girl was a prostitute, and the chaplain’s awareness stemmed mainly from Captain Black, who never slouched past their table without a broad wink at the chaplain and some tasteless, wounding gibe about her to Nately.
Нейтли особенно не трезвонил о том, что его подружка — проститутка, и сведения на этот счет капеллан получал главным образом от капитана Блэка.
Проходя вразвалку мимо их столика, капитан Блэк не упускал случая грубовато подмигнуть капеллану и уколоть Нейтли какой-нибудь хамской, оскорбительной шуточкой по поводу его подружки.
The chaplain did not approve of Captain Black and found it difficult not to wish him evil.
Капеллан не одобрял капитана Блэка и считал, что трудно не пожелать зла такому человеку.
No one, not even Nately, seemed really to appreciate that he, Chaplain Robert Oliver Shipman, was not just a chaplain but a human being, that he could have a charming, passionate, pretty wife whom he loved almost insanely and three small blue-eyed children with strange, forgotten faces who would grow up someday to regard him as a freak and who might never forgive him for all the social embarrassment his vocation would cause them.
Но никто, даже Нейтли, кажется, по-настоящему не отдавал себе отчета в том, что он, Альберт Тейлор Тэппман, не только капеллан, но и живой человек, что у него могла быть очаровательная, нежная, красивая жена, которую он любил безумно, и трое голубоглазых детишек, черты которых потускнели в его памяти.
Повзрослев, они будут смотреть на своего отца как на чудака и, быть может, никогда не простят ему, что из-за его сана им приходится испытывать некоторую неловкость в обществе.
Why couldn’t anybody understand that he was not really a freak but a normal, lonely adult trying to lead a normal, lonely adult life?
Почему никто не хочет понять, что на самом деле он вовсе не чудак, а нормальный, взрослый, но одинокий человек, пытающийся вести нормальную жизнь одинокого взрослого человека?
If they pricked him, didn’t he bleed?
Разве из него не заструится кровь, если его уколоть ножом?
And if he was tickled, didn’t he laugh?
Разве он не засмеется, если его пощекотать?
It seemed never to have occurred to them that he, just as they, had eyes, hands, organs, dimensions, senses and affections, that he was wounded by the same kind of weapons they were, warmed and cooled by the same breezes and fed by the same kind of food, although, he was forced to concede, in a different mess hall for each successive meal.
Кажется, им никогда не приходило в голову, что у него, как и у них, есть глаза, руки, внутренние органы, рост, вес, чувства, привязанности!
Разве его ранит не то же оружие, что ранит их, разве его не так же согревает лето и знобит зима, как остальных людей, и разве не та же пища питает его, даже если его вынуждают питаться по очереди в разных столовых?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1