7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 308 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

‘What?’
— Что?
‘I’m hit, Aarfy!
— Я ранен, Аарфи!
Help me!’
Помоги мне!
Aarfy grinned again and shrugged amiably.
Аарфи дружески улыбнулся и пожал плечами.
‘I can’t hear you,’ he said.
— Я тебя не слышу, — ответил он.
‘Can’t you see me?’
Yossarian cried incredulously, and he pointed to the deepening pool of blood he felt splashing down all around him and spreading out underneath.
— Но ты хоть видишь меня? — недоверчиво вскричал Йоссариан и указал на лужу крови.
‘I’m wounded!
— Я ранен!
Help me, for God’s sake!
Помоги мне, ради бога!
Aarfy, help me!’
Аарфи, помоги мне!
‘I still can’t hear you,’ Aarfy complained tolerantly, cupping his podgy hand behind the blanched corolla of his ear.
— Я по-прежнему тебя не слышу, — невозмутимо пожаловался Аарфи, приставив пухлую ладонь рупором к побелевшей ушной раковине.
‘What did you say?’
Yossarian answered in a collapsing voice, weary suddenly of shouting so much, of the whole frustrating, exasperating, ridiculous situation.
— Что ты говоришь?
He was dying, and no one took notice.
‘Never mind.’
— Так… пустяки, — ответил Йоссариан упавшим голосом.
Внезапно он устал от собственного крика, от всей этой безнадежной, выматывающей нервы, нелепой ситуации.
Он умирал, и никто этого даже не замечал.
‘What?’
Aarfy shouted.
— Что? — заорал Аарфи.
‘I said I lost my balls!
— Я говорю: мне оторвало мошонку!
Can’t you hear me?
Ты что, не слышишь меня?
I’m wounded in the groin!’
Меня ранило в пах!
‘I still can’t hear you,’ Aaxfy chided.
— Я опять тебя не слышу, — гаркнул Аарфи.
‘I said never mind!’
Yossarian screamed with a trapped feeling of terror and began to shiver, feeling very cold suddenly and very weak.
— Я говорю: пустяки! — завопил Йоссариан, чувствуя безысходный ужас.
Aarfy shook his head regretfully again and lowered his obscene, lactescent ear almost directly into Yossarian’s face.
Аарфи снова с сожалением покачал головой и приблизил вплотную к лицу Йоссариана свое непристойное, молочно-белое ухо.
‘You’ll just have to speak up, my friend.
— Друг мой, говори, пожалуйста, громче.
You’ll just have to speak up.’
Говори громче!
‘Leave me alone, you bastard!
— Оставь меня в покое, мерзавец!
You dumb, insensitive bastard, leave me alone!’
Ты, тупой, бесчувственный гад, оставь меня в покое!
Yossarian sobbed.
— Йоссариан зарыдал.
He wanted to pummel Aarfy, but lacked the strength to lift his arms.
Ему хотелось молотить Аарфи кулаками, но у него не было сил даже приподнять руку.
He decided to sleep instead and keeled over sideways into a dead faint.
Он свалился в глубоком обмороке.
He was wounded in the thigh, and when he recovered consciousness he found McWatt on both knees taking care of him.
He was relieved, even though he still saw Aarfy’s bloated cherub’s face hanging down over McWatt’s shoulder with placid interest.
Его ранило в бедро, и, когда, придя в себя, он увидел, что над ним на коленях хлопочет Макуотт, он испытал облегчение, несмотря на то, что румяная, одутловатая морда Аарфи с безмятежным любопытством выглядывала из-за плеча Макуотта.
Yossarian smiled feebly at McWatt, feeling ill, and asked,
‘Who’s minding the store?’ McWatt gave no sign that he heard.
Йоссариан чувствовал себя скверно.
Он слабо улыбнулся Макуотту и спросил:
— А кто остался за штурвалом?
With growing horror, Yossarian gathered in breath and repeated the words as loudly as he could. McWatt looked up.
Макуотт никак не отреагировал.
С возрастающим ужасом Йоссариан набрал воздуху в легкие и что было сил громко повторил свой вопрос.
Макуотт поднял глаза.
‘Christ, I’m glad you’re still alive!’ he exclaimed, heaving an enormous sigh.
— О боже, как я рад, что ты жив! — воскликнул он, шумно и облегченно вздохнув.
The good-humored, friendly crinkles about his eyes were white with tension and oily with grime as he kept unrolling an interminable bandage around the bulky cotton compress Yossarian felt strapped burdensomely to the inside of one thigh.
Добрые, славные морщинки у его глаз, запачканные маслом, побелели от напряжения.
Макуотт накручивал один виток бинта за другим, прижимая толстый тяжелый ком ваты к внутренней стороне бедра Йоссариана.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1