7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2610 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 351 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

He breezed along beautifully, even emulating certain characteristic mispronunciations of General Dreedle’s, and he was not the least bit intimidated by General Peckem’s new colonel until he suddenly recalled that General Peckem detested General Dreedle.
Он несся по волнам собственного красноречия, непроизвольно утрируя свойственные генералу Дридлу отдельные неправильности в произношении, и его нисколько не пугал неизвестный полковник, прибывший вместе с генералом Пеккемом, пока он вдруг не вспомнил, что генерал Пеккем ненавидит генерала Дридла.
Then his voice cracked, and all confidence left him.
Тут его голос осекся, а всю его самоуверенность как ветром сдуло.
He stumbled ahead through instinct in burning humiliation.
Сгорая от конфуза, он еле ворочал языком и едва соображал, что говорит.
He was suddenly in terror of Colonel Scheisskopf.
И тут он вдруг безумно испугался полковника Шейскопфа.
Another colonel in the area meant another rival, another enemy, another person who hated him.
Еще один полковник на этом участке фронта означал нового соперника, нового врага, еще одного ненавистника.
And this one was tough!
А этот к тому же был, очевидно, жесткий малый.
A horrifying thought occurred to Colonel Cathcart: Suppose Colonel Scheisskopf had already bribed all the men in the room to begin moaning, as they had done at the first Avignon mission.
Страшная догадка осенила полковника Кэткарта: а вдруг полковник Шейскопф уже успел подкупить всех находящихся в зале, чтобы они застонали хором, как тогда, перед налетом на Авиньон?
How could he silence them?
Удастся ли ему утихомирить их?
What a terrible black eye that would be!
Какими синяками и шишками все это чревато?
Colonel Cathcart was seized with such fright that he almost beckoned to Colonel Korn.
Полковника Кэткарта объял такой страх, что он уже был готов призвать на помощь подполковника Корна.
Somehow he held himself together and synchronized the watches.
Кое-как он сумел взять себя в руки и провести сверку часов.
When he had done that, he knew he had won, for he could end now at any time.
Сделав это, он понял, что выиграл свой бой, поскольку теперь он мог закончить инструктаж, когда ему заблагорассудится.
He had come through in a crisis.
Критический момент остался позади.
He wanted to laugh in Colonel Scheisskopf’s face with triumph and spite.
Ему хотелось с торжеством и злорадством рассмеяться в лицо полковнику Шейскопфу.
He had proved himself brilliantly under pressure, and he concluded the briefing with an inspiring peroration that every instinct told him was a masterful exhibition of eloquent tact and subtlety.
Он с блеском вышел из трудной ситуации и завершил инструктаж вдохновенным эпилогом, который — он ощущал это каждой клеточкой своего тела — явился мастерской демонстрацией красноречия и хорошего тона.
‘Now, men,’ he exhorted.
‘We have with us today a very distinguished guest, General Peckem from Special Services, the man who gives us all our softball bats, comic books and U.S.O. shows.
— Итак, — воззвал он, — сегодня у нас весьма почетный гость, генерал Пеккем из специальной службы, человек, который снабжает нас бейсбольными битами, комиксами и развлекает нас выступлениями концертных бригад ОСКОВ.
I want to dedicate this mission to him.
Генералу Пеккему посвящаю я предстоящий налет.
Go on out there and bomb—for me, for your country, for God, and for that great American, General P.
P.
Peckem.
Идите и бомбите — во имя меня, во имя родины, во имя бога и во имя великого американца генерала Пеккема.
And let’s see you put all those bombs on a dime!’
И позаботьтесь влепить все ваши бомбы в пятачок!
Dunbar Yossarian no longer gave a damn where his bombs fell, although he did not go as far as Dunbar, who dropped his bombs hundreds of yards past the village and would face a court-martial if it could ever be shown he had done it deliberately.
30.
Данбэр
Йоссариана больше не волновало, куда упали его бомбы, хотя он и не позволил себе зайти так далеко, как Данбэр: тот сбросил бомбы в нескольких сотнях метров от деревни и вполне мог угодить под военно-полевой суд, если бы кому-нибудь удалось доказать, что он сделал это преднамеренно.
Without a word even to Yossarian, Dunbar had washed his hands of the mission.
После этого налета Данбэр, не сказав ни слова никому, даже Йоссариану, смылся в госпиталь.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1