7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2023 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 441 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

A tall monk passed, his face buried entirely inside a coarse gray cowl, even the eyes hidden.
Мимо прошагал высокий монах, скрыв лицо под капюшоном грубой, серой сутаны, даже глаз не было видно.
Footsteps sloshed toward him steadily through a puddle, and he feared it would be another barefoot child.
Впереди, приближаясь к Йоссариану, по лужам зашлепали, чьи-то ноги.
Он испугался — уж не босой ли ребенок?
He brushed by a gaunt, cadaverous, tristful man in a black raincoat with a star-shaped scar in his cheek and a glossy mutilated depression the size of an egg in one temple.
Йоссариан прошмыгнул мимо изможденного, бледного как смерть, понурого человека в черном дождевике.
На щеке у него виднелся шрам, похожий на звезду, а на виске глянцевито блестела уродливая вмятина величиной с яйцо.
On squishing straw sandals, a young woman materialized with her whole face disfigured by a God-awful pink and piebald burn that started on her neck and stretched in a raw, corrugated mass up both cheeks past her eyes!
Из тьмы, шаркая соломенными сандалиями, выступила молодая женщина.
Лицо ее было обезображено чудовищными розово-багровыми ожогами, начинавшимися от самой шеи и покрывавшими сырой, сморщенной массой обе щеки, захватывая даже веки!
Yossarian could not bear to look, and shuddered.
Йоссариан не мог выдержать этого зрелища, его передернуло.
No one would ever love her.
Эту женщину никто никогда не любил.
His spirit was sick; he longed to lie down with some girl he could love who would soothe and excite him and put him to sleep.
На душе Йоссариана стало совсем скверно.
Он мечтал о встрече с девушкой, которая была бы ему мила, которая успокоила бы его, пробудила интерес к жизни.
A mob with a club was waiting for him in Pianosa.
Орда людей с дубинками поджидала его на Пьяносе.
The girls were all gone.
Все девчонки сгинули.
The countess and her daughter-in-law were no longer good enough; he had grown too old for fun, he no longer had the time.
Графиня и ее невестка уже не годились для него, он стал слишком стар для таких забав, у него уже просто не было времени на пустяки.
Luciana was gone, dead, probably; if not yet, then soon enough.
Лючана исчезла, наверное умерла, а если еще нет, то скоро умрет.
Aarfy’s buxom trollop had vanished with her smutty cameo ring, and Nurse Duckett was ashamed of him because he had refused to fly more combat missions and would cause a scandal.
Грудастая потаскуха, знакомая Аарфи, испарилась вместе со своим дурацким перстнем.
А сестра Даккит стыдилась его по той причине, что он отказался летать на боевые задания и вызвал тем самым в полку скандал.
The only girl he knew nearby was the plain maid in the officers’ apartment, whom none of the men had ever slept with.
Единственная знакомая девушка, жившая поблизости, была простушка-горничная из офицерской квартиры.
Мужчины с ней не спали.
Her name was Michaela, but the men called her filthy things in dulcet, ingratiating voices, and she giggled with childish joy because she understood no English and thought they were flattering her and making harmless jokes.
Звали ее Микаэла, но мужчины нежными, заигрывающими голосами обзывали ее грязными прозвищами, а она хихикала, радуясь, как дитя, потому что не понимала по-английски и полагала, что американские летчики говорят о ней что-то милое и даже лестное.
Everything wild she watched them do filled her with enchanted delight.
Дикие выходки, которые они устраивали на ее глазах, приводили ее в восторг.
She was a happy, simple-minded, hard-working girl who could not read and was barely able to write her name.
Это была счастливая, простодушная, работящая девушка, она не умела читать и натужными каракулями выводила свою фамилию.
Her straight hair was the color of rotting straw.
She had sallow skin and myopic eyes, and none of the men had ever slept with her because none of the men had ever wanted to, none but Aarfy, who had raped her once that same evening and had then held her prisoner in a clothes closet for almost two hours with his hand over her mouth until the civilian curfew sirens sounded and it was unlawful for her to be outside.
У нее были прямые волосы цвета прелой соломы, желтоватая кожа и близорукие глаза.
Мужчины с ней не спали, поскольку абсолютно не испытывали такого желания.
Только Аарфи возжелал ее и изнасиловал в тот же вечер.
После этого он почти два часа держал ее, как пленницу, в платяном шкафу, зажав ей рот рукой, покуда сирены не возвестили о наступлении комендантского часа, после которого Микаэла лишалась права выйти на улицу.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 5 из 5 1