7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2637 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 69 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

Clevinger was a troublemaker and a wise guy.
Lieutenant Scheisskopf knew that Clevinger might cause even more trouble if he wasn’t watched.
Yesterday it was the cadet officers; tomorrow it might be the world.
Clevinger had a mind, and Lieutenant Scheisskopf had noticed that people with minds tended to get pretty smart at times.
Such men were dangerous, and even the new cadet officers whom Clevinger had helped into office were eager to give damning testimony against him.
Клевинджер был баламутом и к тому же умничал; он был человеком мыслящим, а лейтенант Шейскопф давно заметил, что люди мыслящие — как правило, продувные бестии.
Такие люди опасны.
The case against Clevinger was open and shut.
Дело против Клевинджера то начинали, то прекращали.
The only thing missing was something to charge him with.
Не хватало сущего пустяка — хоть какого‑нибудь состава преступления.
It could not be anything to do with parades, for Clevinger took the parades almost as seriously as Lieutenant Scheisskopf himself.
Обвинить Клевинджера даже в малейшем пренебрежения к парадам было невозможно, поскольку Клевинджер относился к парадам почти столь же ревностно, как сам лейтенант Шейскопф.
The men fell out for the parades early each Sunday afternoon and groped their way into ranks of twelve outside the barracks.
Каждое утро по воскресеньям кадеты спозаранок выходили из казармы и, толкаясь, строились в шеренги по двенадцать человек.
Groaning with hangovers, they limped in step to their station on the main paradeground, where they stood motionless in the heat for an hour or two with the men from the sixty or seventy other cadet squadrons until enough of them had collapsed to call it a day.
Кряхти и охая, они плелись к своему месту на главном плацу, где под нестерпимо знойным солнцем неподвижно выстаивали час или два рядом с шестьюдесятью‑семьюдесятью другими учебными эскадрильями.
Когда достаточное число кадетов падало в обморок, командование училища считало, что дело сделано и день не прошел даром.
On the edge of the field stood a row of ambulances and teams of trained stretcher bearers with walkie-talkies.
На краю плаца стояли рядами санитарные машины и солдаты с носилками и переносными радиостанциями.
On the roofs of the ambulances were spotters with binoculars.
На крышах санитарных машин торчали наблюдатели с биноклями.
A tally clerk kept score.
Долговязый писарь вел счет.
Supervising this entire phase of the operation was a medical officer with a flair for accounting who okayed pulses and checked the figures of the tally clerk.
Общее наблюдение за этой фазой операции осуществлял офицер медицинской службы — большой дока по части таких подсчетов.
К нему поступали донесения о частоте пульса у потерявших сознание, и он проверял цифры, сообщаемые ему долговязым писарем.
As soon as enough unconscious men had been collected in the ambulances, the medical officer signaled the bandmaster to strike up the band and end the parade.
Как только санитарные машины до потолка заполнялись потерявшими сознание кадетами, офицер медицинской службы давал сигнал военному оркестру об окончании парада.
One behind the other, the squadrons marched up the field, executed a cumbersome turn around the reviewing stand and marched down the field and back to their barracks.
Дирижер взмахивал палочкой, гремел оркестр, эскадрильи одна за другой маршировали по полю, производили неуклюжий поворот и шагали через весь плац назад к казармам.
Each of the parading squadrons was graded as it marched past the reviewing stand, where a bloated colonel with a big fat mustache sat with the other officers.
Когда эскадрильи проходили мимо трибуны, где среди прочих офицеров стоял тучный полковник с большими пышными усами, каждая эскадрилья получала оценку за строевую подготовку.
The best squadron in each wing won a yellow pennant on a pole that was utterly worthless.
Лучшая эскадрилья в каждом полку награждалась желтым вымпелом на древке.
Этот вымпел не представлял ровно никакой ценности.
The best squadron on the base won a red pennant on a longer pole that was worth even less, since the pole was heavier and was that much more of a nuisance to lug around all week until some other squadron won it the following Sunday.
Лучшая эскадрилья базы получала красный вымпел на древке подлиннее; проку от него было еще меньше, поскольку длинное древко тяжелее короткого и таскать такой вымпел еще труднее, а таскать надо было всю неделю, пока в следующее воскресенье приз не переходил к какой‑нибудь другой эскадрилье.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1