4#

Униженные и оскорбленные. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Униженные и оскорбленные". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 795 книг и 2391 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 174 из 428  ←предыдущая следующая→ ...

I began trying to soothe and pacify her assuring her that if she cared to remain with me I would not send her away anywhere.
Я начал утешать ее и обнадеживать; уверял ее, что если она хочет остаться у меня, то я никуда ее не отдам.
Saying this, I took off my coat and cap I could not bring myself to leave her alone in such a condition.
Говоря это, я снял пальто и фуражку.
Оставить ее одну в таком состоянии я не решился.
“No, go,” she said, realizing at once that I was meaning to stay.
— Нет, ступайте! — сказала она, тотчас догадавшись, что я хочу остаться. 
“I’m sleepy; I shall go to sleep directly.”
— Я спать хочу; я сейчас засну.
“But how will you get on alone?”
I said, uncertainly.
— Да как же ты одна будешь?.. — говорил я в недоумении. 
“Though I’d be sure to be back in two hours’ time. . . .”
— Я, впрочем, наверно через два часа назад буду…
“Well, go then.
— Ну, и ступайте.
Suppose I’m ill for a whole year, you can’t stay at home all the time.”
And she tried to smile, and looked strangely at me as though struggling with some kindly feeling stirring in her heart.
А то целый год больна буду, так вам целый год из дому не уходить, — и она попробовала улыбнуться и как-то странно взглянула на меня, как будто борясь с каким-то добрым чувством, отозвавшимся в ее сердце.
Poor little thing!
Бедняжка!
Her gentle, tender heart showed itself in glimpses in spite of her aloofness and evident mistrust.
Добренькое, нежное ее сердце выглядывало наружу, несмотря на всю ее нелюдимость и видимое ожесточение.
First I ran round to Anna Andreyevna.
Сначала я сбегал к Анне Андреевне.
She was waiting for me with feverish impatience and she greeted me with reproaches; she was in terrible anxiety.
Nikolay Sergeyitch had gone out immediately after dinner, and she did not know where.
Она ждала меня с лихорадочным нетерпением и встретила упреками; сама же была в страшном беспокойстве: Николай Сергеич сейчас после обеда ушел со двора, а куда — неизвестно.
I had a presentiment that she had not been able to resist telling him everything in hints, of course, as she always did.
Я предчувствовал, что старушка не утерпела и рассказала ему все, по своему обыкновению, намеками.
She practically admitted it herself, telling me that she could not resist sharing such joyful tidings with him, but that Nikolay Sergeyitch had become, to use her expression, “blacker than night, that he had said nothing.
He wouldn’t speak, wouldn’t even answer my questions, and suddenly after dinner had got ready and gone out.”
Она, впрочем, мне почти что призналась в этом сама, говоря, что не могла утерпеть, чтоб не поделиться с ним такою радостью, но что Николай Сергеич стал, по ее собственному выражению, чернее тучи, ничего не сказал, «все молчал, даже на вопросы мои не отвечал», и вдруг после обеда собрался и был таков.
When she told me this Anna Andreyevna was almost trembling with dismay, and besought me to stay with her until Nikolay Sergeyitch came back.
Рассказывая это, Анна Андреевна чуть не дрожала от страху и умоляла меня подождать с ней вместе Николая Сергеича.
I excused myself and told her almost flatly that perhaps I should not come next day either, and that I had really hurried to her now to tell her so; this time we almost quarrelled.
Я отговорился и сказал ей почти наотрез, что, может быть, и завтра не приду и что я собственно потому и забежал теперь, чтобы об этом предуведомить.
В этот раз мы чуть было не поссорились.
She shed tears, reproached me harshly and bitterly, and only when I was just going out at the door she suddenly threw herself on my neck, held me tight in both arms and told me not to be angry with a lonely creature like her, and not to resent her words.
Она заплакала; резко и горько упрекала меня, и только когда я уже выходил из двери, она вдруг бросилась ко мне на шею, крепко обняла меня обеими руками и сказала, чтоб я не сердился на нее, «сироту», и не принимал в обиду слов ее.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1