4#

Униженные и оскорбленные. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Униженные и оскорбленные". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 89 из 428  ←предыдущая следующая→ ...

Moreover, Alyosha spent a great deal of money without telling Natasha, was led away by his companions and was unfaithful to her.
He visited all sorts of Josephines and Minnas; though at the same time he loved her dearly.
Кроме того, Алеша много проживал денег тихонько от Наташи; увлекался за товарищами, изменял ей; ездил к разным Жозефинам и Миннам; а между тем он все-таки очень любил ее.
His love for her was a torment to him.
He often came to see me depressed and melancholy, declaring that he was not worth Natasha’s little finger, that he was coarse and wicked, incapable of understanding her and unworthy of her love.
Он любил ее как-то с мучением; часто он приходил ко мне расстроенный и грустный, говоря, что не стоит мизинчика своей Наташи; что он груб и зол, не в состоянии понимать ее и недостоин ее любви.
He was to some extent right.
There was no sort of equality between them; he felt like a child compared with her, and she always looked upon him as a child.
Он был отчасти прав; между ними было совершенное неравенство; он чувствовал себя перед нею ребенком, да и она всегда считала его за ребенка.
He repented with tears of his relations with Josephine, while he besought me not to speak of them to Natasha.
And when, timid and trembling after these open confessions, he went back to her with me (insisting on my coming, declaring that he was afraid to look at her after what he had done, and that I was the one person who could help him through), Natasha knew from the first glance at him what was the matter.
Со слезами каялся он мне в знакомстве с Жозефиной, в то же время умоляя не говорить об этом Наташе; и когда, жалкий и трепещущий, он отправлялся, бывало, после всех этих откровенностей, со мною к ней (непременно со мною, уверяя, что боится взглянуть на нее после своего преступления и что я один могу поддержать его), то Наташа с первого же взгляда на него уже знала, в чем дело.
She was terribly jealous, and I don’t know how it was she always forgave him all his lapses.
Она была очень ревнива и, не понимаю каким образом, всегда прощала ему все его ветрености.
This was how it usually happened: Alyosha would go in with me, timidly address her, and look with timid tenderness into her eyes.
Обыкновенно так случалось: Алеша войдет со мною, робко заговорит с ней, с робкою нежностию смотрит ей в глаза.
She guessed at once that he had been doing wrong, but showed no sign of it, was never the first to begin on the subject, on the contrary, always redoubled her caresses and became tenderer and more lively – and this was not acting or premeditated strategy on her part.
Она тотчас же угадает, что он виноват, но не покажет и вида, никогда не заговорит об этом первая, ничего не выпытывает, напротив, тотчас же удвоит к нему свои ласки, станет нежнее, веселее, — и это не была какая-нибудь игра или обдуманная хитрость с ее стороны.
No; for her fine nature there was a sort of infinite bliss in forgiving and being merciful; as though in the very process of forgiving Alyosha she found a peculiar, subtle charm.
Нет; для этого прекрасного создания было какое-то бесконечное наслаждение прощать и миловать; как будто в самом процессе прощения Алеши она находила какую-то особенную, утонченную прелесть.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1