4#

Бремя страстей человеческих. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бремя страстей человеческих". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 27 из 761  ←предыдущая следующая→ ...

Mr. Carey walked to church in the evening, and Philip limped along by his side.
По вечерам мистер Кэри ходил в церковь пешком, и Филип ковылял с ним рядом.
The walk through the darkness along the country road strangely impressed him, and the church with all its lights in the distance, coming gradually nearer, seemed very friendly.
Прогулка в темноте по проселочной дороге как-то странно его впечатляла, а дальние огни церкви, которые все приближались, были милы его сердцу.
At first he was shy with his uncle, but little by little grew used to him, and he would slip his hand in his uncle's and walk more easily for the feeling of protection.
Сначала он стеснялся дяди, но постепенно к нему привык и, держа его за руку, шагал куда спокойнее, чувствуя себя под его защитой.
They had supper when they got home.
Вернувшись домой, они ужинали.
Mr. Carey's slippers were waiting for him on a footstool in front of the fire and by their side Philip's, one the shoe of a small boy, the other misshapen and odd.
На табуреточке возле камина грелись комнатные туфли мистера Кэри, а рядом с ними — туфли Филипа: одна из них такая, как у всех детей, а другая — странной формы, ни на что не похожая.
He was dreadfully tired when he went up to bed, and he did not resist when Mary Ann undressed him.
Мальчик едва добирался до кровати от усталости и тут уж не протестовал, если Мэри-Энн его раздевала.
She kissed him after she tucked him up, and he began to love her.
Подоткнув одеяло, она целовала его; Филип все больше и больше к ней привязывался.
VIII
ГЛАВА 8
Philip had led always the solitary life of an only child, and his loneliness at the vicarage was no greater than it had been when his mother lived.
Филип рос единственным ребенком в семье и привык к одиночеству, поэтому тут, в доме священника, он страдал от него не больше, чем при жизни матери.
He made friends with Mary Ann.
Он подружился с Мэри-Энн.
She was a chubby little person of thirty-five, the daughter of a fisherman, and had come to the vicarage at eighteen; it was her first place and she had no intention of leaving it; but she held a possible marriage as a rod over the timid heads of her master and mistress.
Это была пухлая низенькая особа лет тридцати пяти, дочь рыбака; она поступила в услужение к священнику восемнадцати лет от роду и не собиралась бросать это место, но вечно держала своих робких хозяина и хозяйку в страхе, грозя им, что выйдет замуж.
Her father and mother lived in a little house off Harbour Street, and she went to see them on her evenings out.
Родители Мэри-Энн жили в маленьком домике возле гавани, и она ходила к ним в гости по вечерам в свои выходные дни.
Her stories of the sea touched Philip's imagination, and the narrow alleys round the harbour grew rich with the romance which his young fancy lent them.
Ее рассказы о море будили воображение Филипа, и узенькие переулки вокруг гавани дышали романтикой, которой наделяла их его юная фантазия.
One evening he asked whether he might go home with her; but his aunt was afraid that he might catch something, and his uncle said that evil communications corrupted good manners.
Как-то раз вечером он попросил разрешения сходить с Мэри-Энн к ней домой, но тетя побоялась, как бы он там чем-нибудь не заразился, а дядя заявил, что дурное общество портит хорошие манеры.
He disliked the fisher folk, who were rough, uncouth, and went to chapel.
Он не любил рыбаков, которые были неотесанны, грубоваты и ходили в молитвенный дом, а не в церковь.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1