4#

Ветер в ивах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ветер в ивах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 106 из 165  ←предыдущая следующая→ ...

The call of lush meadow-grass, wet orchards, warm, insect-haunted ponds, of browsing cattle, of haymaking, and all the farm-buildings clustering round the House of the perfect Eaves?'
Это зов буйной луговой травы, покрытых росой садов, нагретых солнышком прудов, над которыми вьются всякие мошки, пасущегося на лугах скота, зов сенокоса и деревенских домов, пристроенных к прекрасным, удобным стрехам.
'Do you suppose,' asked the second one, that you are the only living thing that craves with a hungry longing to hear the cuckoo's note again?'
— Ты один, что ли, на свете тоскуешь и жаждешь снова услышать, как запоет кукушка? — спросила вторая.
'In due time,' said the third, 'we shall be home-sick once more for quiet water-lilies swaying on the surface of an English stream.
— Когда настанет время, — сказала третья, — мы снова затоскуем по родине, по водяным лилиям, спокойно качающимся на маленькой английской реке.
But to-day all that seems pale and thin and very far away.
Но сегодня все это кажется нам побледневшим, истончившимся, далеким-далеким.
Just now our blood dances to other music.'
Сейчас наша кровь танцует под другую музыку.
They fell a-twittering among themselves once more, and this time their intoxicating babble was of violet seas, tawny sands, and lizard-haunted walls.
И они снова стали щебетать друг с другом, теперь о фиолетовых морях, золотистом песке и стенах, по которым бегают ящерицы.
Restlessly the Rat wandered off once more, climbed the slope that rose gently from the north bank of the river, and lay looking out towards the great ring of Downs that barred his vision further southwards—his simple horizon hitherto, his Mountains of the Moon, his limit behind which lay nothing he had cared to see or to know.
Дядюшка Рэт ушел от них со смущенной душой, забрался по склону на холм, который полого поднимался от северного берега реки, улегся там и долго смотрел в сторону большого кольца горных вершин, отгораживающих от него весь остальной мир.
To-day, to him gazing South with a new-born need stirring in his heart, the clear sky over their long low outline seemed to pulsate with promise; to-day, the unseen was everything, the unknown the only real fact of life.
Эти горы были до сих пор его горизонтом, его Лунными Горами, его пределом, за которым лежало только то, о чем он не хотел знать, и то, что ему было неинтересно увидеть.
On this side of the hills was now the real blank, on the other lay the crowded and coloured panorama that his inner eye was seeing so clearly.
What seas lay beyond, green, leaping, and crested!
Но сегодня ему, глядящему в сторону юга с какой-то рождающейся в душе жаждой нового, ясное небо над длинной низкой горной цепью казалось пульсирующим каким-то обещанием, сегодня все невиданное казалось самым важным, все непознанное — необходимым, И по эту сторону холмов теперь все казалось пустым, а по ту сторону простиралась живописная панорама, которую он так ясно видел внутренним взором.
What sun-bathed coasts, along which the white villas glittered against the olive woods!
О, какие залитые солнцем морские берега, где сверкали белые виллы на фоне оливковых рощ!
What quiet harbours, thronged with gallant shipping bound for purple islands of wine and spice, islands set low in languorous waters!
Какие тихие гавани, сплошь забитые роскошными судами, направляющимися к розовым островам за винами и специями, островам, низкие берега которых омываются тихими водами!
He rose and descended river-wards once more; then changed his mind and sought the side of the dusty lane.
Он встал и направился было к реке, потом передумал и выбрал пыльную тропинку между двумя живыми изгородями.
There, lying half-buried in the thick, cool under-hedge tangle that bordered it, he could muse on the metalled road and all the wondrous world that it led to; on all the wayfarers, too, that might have trodden it, and the fortunes and adventures they had gone to seek or found unseeking—out there, beyond—beyond!
Там, если он приляжет в прохладных густых зарослях, он может помечтать о хорошо вымощенных дорогах и о том удивительном мире, к которому они ведут, еще — обо всех путниках, которые по ним, может быть, прошли, и о богатствах, и удаче, и приключениях, которые они отправились искать, или которые свалились на них случайно — там, за холмами, за холмами…
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1