4#

Ветер в ивах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ветер в ивах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 732 книги и 2104 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 28 из 165  ←предыдущая следующая→ ...

It was pitiful in a way, and yet cheering—even exhilarating.
С одной стороны, все это выглядело жалко, а с другой — вселяло надежду и даже подбадривало.
He was glad that he liked the country undecorated, hard, and stripped of its finery.
Его радовало то, что он по-прежнему любит землю, неприкрашенную, застывшую, лишенную наряда.
He had got down to the bare bones of it, and they were fine and strong and simple.
Он разглядел ее, что называется, до костей, и кости эти оказались красивы, крепки и естественны.
He did not want the warm clover and the play of seeding grasses; the screens of quickset, the billowy drapery of beech and elm seemed best away; and with great cheerfulness of spirit he pushed on towards the Wild Wood, which lay before him low and threatening, like a black reef in some still southern sea.
Он сейчас вовсе и не мечтал о теплых зарослях клевера или о шелесте заколосившихся трав.
Ветки живой изгороди без листьев, голые сучья бука и вяза казались красивыми, и в бодром настроении он шел, не останавливаясь, в сторону Дремучего Леса, который чернел внизу, точно грозный риф в каком-нибудь тихом южном море.
There was nothing to alarm him at first entry.
Поначалу, когда он только вошел в лес, его ничто не встревожило.
Twigs crackled under his feet, logs tripped him, funguses on stumps resembled caricatures, and startled him for the moment by their likeness to something familiar and far away; but that was all fun, and exciting.
Сухие сучки потрескивали под ногами, поваленные деревья перегораживали путь, грибы на стволах напоминали карикатуры, пугая его в первый момент своей похожестью на что-то знакомое, но далекое.
Все это казалось ему поначалу забавным и веселым.
It led him on, and he penetrated to where the light was less, and trees crouched nearer and nearer, and holes made ugly mouths at him on either side.
Но лесная глубь понемногу заманивала, и он уже проникал туда, где было таинственно и сумеречно, где деревья начинали подкрадываться к нему все ближе, а дупла стали кривить рты.
Everything was very still now.
The dusk advanced on him steadily, rapidly, gathering in behind and before; and the light seemed to be draining away like flood-water.
Здесь было очень тихо, темнота надвигалась неуклонно, быстро, сгущаясь и спереди и позади него, а свет как бы впитывался в землю, как вода в половодье.
Then the faces began.
И вдруг стали появляться гримасничающие рожицы.
It was over his shoulder, and indistinctly, that he first thought he saw a face; a little evil wedge-shaped face, looking out at him from a hole.
Сначала ему показалось, что он неясно увидел где-то там, из-за плеча, чье-то лицо: маленькую злую клинообразную рожицу, которая глядела на него из дупла.
When he turned and confronted it, the thing had vanished.
Когда он повернулся и поглядел на нее в упор, она исчезла.
He quickened his pace, telling himself cheerfully not to begin imagining things, or there would be simply no end to it.
Он ускорил шаги, бодро убеждая самого себя не позволять себе воображать всякое, а то этому просто конца не будет.
He passed another hole, and another, and another; and then—yes!—no!—yes! certainly a little narrow face, with hard eyes, had flashed up for an instant from a hole, and was gone.
Он миновал еще одно дупло, и еще одно, и еще, а тогда — ну да! да нет! ну да, конечно! — маленькое узкое личико с остренькими глазками, оно мелькнуло на мгновение и скрылось в дупле.
He hesitated—braced himself up for an effort and strode on.
Он заколебался, йотом подбодрил сам себя и, сделав усилие, пошел дальше.
Then suddenly, and as if it had been so all the time, every hole, far and near, and there were hundreds of them, seemed to possess its face, coming and going rapidly, all fixing on him glances of malice and hatred: all hard-eyed and evil and sharp.
И потом вдруг — точно они были там все время — у каждого дупла, а их были сотни, вблизи и в отдалении, оказалась своя рожица, которая появлялась и тут же исчезала, и каждая делала гримасу или вперяла в него злобный, ненавидящий взгляд.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1