4#

Винтовая лестница. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Винтовая лестница". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2118 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 205  ←предыдущая следующая→ ...

MARY ROBERTS RINEHART
Мэри Робертс Райнхарт
THE CIRCULAR STAIRCASE
Винтовая лестница (пер.
Куренной)
CHAPTER I I TAKE A COUNTRY HOUSE
ДОМ В ДЕРЕВНЕ
This is the story of how a middle-aged spinster lost her mind, deserted her domestic gods in the city, took a furnished house for the summer out of town, and found herself involved in one of those mysterious crimes that keep our newspapers and detective agencies happy and prosperous.
Это история о том, как одна старая дева средних лет выжила из ума, покинула своих домашних богов в городе, сняла меблированный дом на лето и оказалась втянутой в одно из тех загадочных преступлений, которые являются залогом счастья и процветания для всех наших газет и сыскных агентств.
For twenty years I had been perfectly comfortable; for twenty years I had had the window-boxes filled in the spring, the carpets lifted, the awnings put up and the furniture covered with brown linen; for as many summers I had said good-by to my friends, and, after watching their perspiring hegira, had settled down to a delicious quiet in town, where the mail comes three times a day, and the water supply does not depend on a tank on the roof.
В течение двадцати лет я не знала никаких тревог и волнений в жизни.
В течение двадцати лет по весне я наполняла землей ящики для цветов на карнизах, натягивала тенты над окнами, сворачивала ковры и накрывала мебель коричневыми чехлами.
Ибо двадцать лет подряд в конце весны я прощалась с друзьями и, пронаблюдав за их поспешным бегством от жары, обретала восхитительный покой в каком-нибудь провинциальном городке, куда почта приходит три раза в день и регулярность водоснабжения не зависит от исправности резервуара на крыше.
And then—the madness seized me.
А затем… безумие обуяло меня.
When I look back over the months I spent at Sunnyside, I wonder that I survived at all.
Оглядываясь на месяцы, проведенные в Саннисайде, я удивляюсь тому, что вообще осталась жива.
As it is, I show the wear and tear of my harrowing experiences.
Во всяком случае душераздирающие переживания не прошли бесследно для моей внешности.
I have turned very gray—Liddy reminded me of it, only yesterday, by saying that a little bluing in the rinse-water would make my hair silvery, instead of a yellowish white.
Я стала совершенно седой.
Лидди напомнила мне об этом только вчера, сообщив, что после ополаскивания головы слабым раствором синьки седые волосы приобретают вместо желтоватого серебристый оттенок.
I hate to be reminded of unpleasant things and I snapped her off.
Я терпеть не могу, когда мне напоминают о неприятных вещах, и потому не скрыла раздражения.
"No," I said sharply,
"I'm not going to use bluing at my time of life, or starch, either."
— Нет, — отрезала я, — под старость лет я не собираюсь прибегать к помощи синьки, как, впрочем, и крахмала.
Liddy's nerves are gone, she says, since that awful summer, but she has enough left, goodness knows!
По утверждению Лидди, нервы ее расшатались окончательно за то ужасное лето — но, видит бог, она несколько преувеличивает!
And when she begins to go around with a lump in her throat, all I have to do is to threaten to return to Sunnyside, and she is frightened into a semblance of cheerfulness,—from which you may judge that the summer there was anything but a success.
И когда она начинает носиться с какой-нибудь очередной опухолью в горле, мне стоит только пригрозить ей возвращением в Саннисайд — и все болезни с нее как рукой снимает, каковое обстоятельство свидетельствует о том, что упомянутое лето сказалось на состоянии ее здоровья самым благотворным образом.
The newspaper accounts have been so garbled and incomplete—one of them mentioned me but once, and then only as the tenant at the time the thing happened—that I feel it my due to tell what I know.
Пресса освещала события односторонне и неполно (в одной статье обо мне упомянули лишь вскользь — да и то всего как о съемщике дома, случайно оказавшемся на месте преступления), посему я чувствую себя обязанной рассказать об этой истории все, что мне известно.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...