4#

Винтовая лестница. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Винтовая лестница". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 120 из 205  ←предыдущая следующая→ ...

He had received as a legacy from an uncle a few shares of stock in the Traders' Bank, and now his joy was turned to bitterness: he had to sacrifice everything he had in the world, and his feeling against Paul Armstrong, dead, as he was, must have been bitter in the extreme.
Он получил в наследство от дяди несколько акций Торгового банка, и теперь радость его обернулась печалью: он потерял все, что имел, и потому питал крайнюю неприязнь к покойному банкиру.
He was asked to officiate at the simple services when the dead banker's body was interred in Casanova churchyard, but the good man providentially took cold, and a substitute was called in.
Священника попросили присутствовать при погребении последнего на кладбище Казановы, но он самым счастливым образом простудился, и родственникам покойного пришлось искать замену.
A few days after the services he called to see me, a kind-faced little man, in a very bad frock-coat and laundered tie.
Через несколько дней после погребения он заглянул ко мне в Саннисайд — маленький добродушный человечек в скверном сюртуке и застиранном галстуке.
I think he was uncertain as to my connection with the Armstrong family, and dubious whether I considered Mr. Armstrong's taking away a matter for condolence or congratulation.
Кажется, он неясно представлял себе характер моих отношений с семейством Армстронгов и не знал, нахожу ли я смерть мистера Армстронга поводом для выражения соболезнований с его стороны.
He was not long in doubt.
Ему не пришлось долго сомневаться на этот счет.
I liked the little man.
Мне понравился маленький священник.
He had known Thomas well, and had promised to officiate at the services in the rickety African Zion Church.
Он хорошо знал Томаса и обещал отпеть покойного в старой негритянской церкви.
He told me more of himself than he knew, and before he left, I astonished him—and myself, I admit—by promising a new carpet for his church.
Он рассказал мне о себе больше, чем знал сам, и на прощание я страшно удивила его (да и саму себя тоже), пообещав новый ковер для негритянской церкви.
He was much affected, and I gathered that he had yearned over his ragged chapel as a mother over a half-clothed child.
Маленький священник был растроган до слез, и я поняла, что он переживает за свою захудалую церквушку, как мать за полуодетое дитя.
"You are laying up treasure, Miss Innes," he said brokenly, "where neither moth nor rust corrupt, nor thieves break through and steal."
— Вы помещаете сокровище в храм, мисс Иннес, — сказал он прерывающимся от сдерживаемых эмоций голосом, — где ему не страшны будут ни моль, ни ржа, ни дерзкие воры.
"It is certainly a safer place than Sunnyside," I admitted.
And the thought of the carpet permitted him to smile.
— Конечно, в храме ему гораздо безопасней, чем в Саннисайде, — согласилась я, и мысль о ковре заставила улыбнуться его.
He stood just inside the doorway, looking from the luxury of the house to the beauty of the view.
Маленький священник стоял в дверях и смотрел из роскошного особняка на расстилающийся внизу прекрасный сельский пейзаж.
"The rich ought to be good," he said wistfully.
— Богатые люди должны быть добрыми, — мечтательно проговорил он.
"They have so much that is beautiful, and beauty is ennobling.
— Они в состоянии окружить себя прекрасными изящными вещами, а прекрасное возвышает душу.
And yet—while I ought to say nothing but good of the dead—Mr. Armstrong saw nothing of this fair prospect.
Все же — хотя о мертвых принято говорить только хорошее — мистер Армстронг не понимал красоты этого пейзажа.
To him these trees and lawns were not the work of God.
В этих деревьях и лугах он не видел творения Господа.
They were property, at so much an acre.
Для него они являлись просто собственностью, которую можно измерить акрами.
He loved money, Miss Innes.
He offered up everything to his golden calf.
Not power, not ambition, was his fetish: it was money."
Покойный любил деньги, мисс Иннес, и все приносил в жертву золотому тельцу.
скачать в HTML/PDF
share