5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 116 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

"Get in, Kid; take a hand."
«Садись, парнишка, бери карту».
That thrill was his now.
Такое же радостное волнение испытывал он и сейчас.
The bald, typewritten sentences seemed gorged with mystery.
За сухим, деловитым тоном письма ему чудились неразгаданные тайны.
"Our Mr. Howison will call upon you at your hotel.
«Наш мистер Ховисон посетит вас в гостинице.
He is to be trusted.
Можете ему довериться.
We must not be seen together.
Нельзя, чтобы нас видели вместе.
You will understand after we have had our talk."
Вы все поймете после разговора со мной».
Daylight conned the words over and over.
Харниш читал и перечитывал письмо.
That was it.
Вот оно!
The big game had arrived, and it looked as if he were being invited to sit in and take a hand.
Наконец-то он дождался крупной игры, и, видимо, ему предлагают принять в ней участие.
Surely, for no other reason would one man so peremptorily invite another man to make a journey across the continent.
Для чего же еще может один человек приказывать другому проехаться через весь континент?
They met—thanks to "our" Mr. Howison,—up the Hudson, in a magnificent country home.
Они встретились — при посредничестве «нашего» мистера Ховисона — в великолепной загородной вилле на Гудзоне.
Daylight, according to instructions, arrived in a private motor-car which had been furnished him.
Согласно полученному распоряжению, Харниш приехал на виллу в частной легковой машине, которая была ему предоставлена.
Whose car it was he did not know any more than did he know the owner of the house, with its generous, rolling, tree-studded lawns.
Он не знал, чья это машина; не знал он также, кому принадлежат нарядный загородный дом и широкие обсаженные деревьями лужайки перед ним.
Dowsett was already there, and another man whom Daylight recognized before the introduction was begun.
It was Nathaniel Letton, and none other.
Daylight had seen his face a score of times in the magazines and newspapers, and read about his standing in the financial world and about his endowed University of Daratona.
Даусет, уже прибывший на виллу, познакомил Харниша с еще одним лицом, но Харнишу имя его и так было известно: он сразу узнал Натаниэла Леттона: Харниш десятки раз видел его портреты в газетах и журналах, читал о месте, которое он занимает в высших финансовых кругах, об университете в Даратоне, построенном на его средства.
He, likewise, struck Daylight as a man of power, though he was puzzled in that he could find no likeness to Dowsett.
Он тоже показался Харнишу человеком, имеющим власть, но вместе с тем он до удивления не походил на Даусета.
Except in the matter of cleanness,—a cleanness that seemed to go down to the deepest fibers of him,—Nathaniel Letton was unlike the other in every particular.
Впрочем, одну общую черту Харниш подметил: оба производили впечатление необычайно опрятных людей; во всем же остальном они были совершенно разные.
Thin to emaciation, he seemed a cold flame of a man, a man of a mysterious, chemic sort of flame, who, under a glacier-like exterior, conveyed, somehow, the impression of the ardent heat of a thousand suns.
Худой, даже изможденный на вид, Леттон напоминал холодное пламя, словно каким-то таинственным образом под ледяной наружностью этого человека пылал неистовый жар тысячи солнц.
His large gray eyes were mainly responsible for this feeling, and they blazed out feverishly from what was almost a death's-head, so thin was the face, the skin of which was a ghastly, dull, dead white.
В этом впечатлении больше всего повинны были глаза — огромные, серые, они лихорадочно сверкали на костлявом, точно у скелета, лице, обтянутом иссиня-бледной, какой-то неживой кожей.
Not more than fifty, thatched with a sparse growth of iron-gray hair, he looked several times the age of Dowsett.
Ему было лет пятьдесят, на плешивой голове росли редкие, стального цвета волосы, и выглядел он многим старше Даусета.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1