5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 117 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

Yet Nathaniel Letton possessed control—Daylight could see that plainly.
Тем не менее и Натаниэл Леттон, несомненно, был силой — это сразу чувствовалось.
He was a thin-faced ascetic, living in a state of high, attenuated calm—a molten planet under a transcontinental ice sheet.
Харнишу казалось, что этот человек с аскетическим лицом окружен холодом высокого, невозмутимого спокойствия — раскаленная планета под покровом сплошного льда.
And yet, above all most of all, Daylight was impressed by the terrific and almost awful cleanness of the man.
Но прежде всего и превыше всего Харниша изумляла чрезвычайная и даже немного пугающая незапятнанность Леттона.
There was no dross in him.
He had all the seeming of having been purged by fire.
На нем не заметно было и следов шлака, он словно прошел сквозь очистительный огонь.
Daylight had the feeling that a healthy man-oath would be a deadly offence to his ears, a sacrilege and a blasphemy.
Харниш подумал, что, вероятно, обыкновенное мужское ругательство смертельно оскорбило бы слух Леттона, как самое страшное богохульство.
They drank—that is, Nathaniel Letton took mineral water served by the smoothly operating machine of a lackey who inhabited the place, while Dowsett took Scotch and soda and Daylight a cocktail.
Гостям предложили выпить; уверенно и бесшумно, точно хорошо смазанная машина, двигавшийся лакей — видимо, постоянный обитатель виллы — подал Натаниэлу Леттону минеральную воду; Даусет пил виски с содовой; Харниш предпочел коктейль.
Nobody seemed to notice the unusualness of a Martini at midnight, though Daylight looked sharply for that very thing; for he had long since learned that Martinis had their strictly appointed times and places.
Никто как будто не обратил внимания на то, что Харниш в полночь пьет мартини, хотя он зорко следил за своими собутыльниками.
Харниш давно уже узнал, что для потребления коктейлей существуют строго установленные время и место.
But he liked Martinis, and, being a natural man, he chose deliberately to drink when and how he pleased.
Но мартини пришелся ему по вкусу, и он не считал нужным отказывать себе в удовольствии пить его где и когда вздумается.
Others had noticed this peculiar habit of his, but not so Dowsett and Letton; and Daylight's secret thought was:
Харниш ожидал, что, как и все, Даусет и Леттон заметят его странную прихоть.
Не тут-то было!
Харниш подумал про себя:
"They sure wouldn't bat an eye if I called for a glass of corrosive sublimate."
«Спроси я стакан сулемы, они бы и бровью не повели».
Leon Guggenhammer arrived in the midst of the drink, and ordered Scotch.
Вскоре прибыл Леон Гугенхаммер и, присоединившись к компании, заказал виски.
Daylight studied him curiously.
Харниш с любопытством разглядывал его.
This was one of the great Guggenhammer family; a younger one, but nevertheless one of the crowd with which he had locked grapples in the North.
Этот Гугенхаммер принадлежал к известной могущественной семье финансистов.
Правда, он был одним из младших отпрысков, но все же приходился родней тем Гугенхаммерам, с которыми Харниш сражался на Севере.
Nor did Leon Guggenhammer fail to mention cognizance of that old affair.
Леон Гугенхаммер не преминул упомянуть об этой давней истории.
He complimented Daylight on his prowess—"The echoes of Ophir came down to us, you know.
Он сказал Харнишу несколько лестных слов по поводу настойчивости, с какой тот вел дело, и вскользь заметил:
— Знаете, слух об Офире дошел даже до нас.
And I must say, Mr. Daylight—er, Mr. Harnish, that you whipped us roundly in that affair."
И должен сознаться, мистер Время-не… хм… мистер Харниш, в этом деле вы, безусловно, нас обставили.
Echoes!
Слух!
Daylight could not escape the shock of the phrase—echoes had come down to them of the fight into which he had flung all his strength and the strength of his Klondike millions.
Харниш чуть не подскочил, услышав это слово.
Слух, видите ли, дошел до них!
А для него это была ожесточенная схватка, которой он отдал все свои силы и силу одиннадцати миллионов, нажитых им на Клондайке.
The Guggenhammers sure must go some when a fight of that dimension was no more than a skirmish of which they deigned to hear echoes.
Высоко же хватают Гугенхаммеры, если дела такого размаха, как борьба за Офир, для них всего лишь мелкая стычка, слух о которой они соблаговолили услышать.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1