5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 118 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

"They sure play an almighty big game down here," was his conclusion, accompanied by a corresponding elation that it was just precisely that almighty big game in which he was about to be invited to play a hand.
«Какую же они здесь ведут игру?
У-ух ты!
Ничего не скажешь!» — подумал Харниш и тут же обрадовался, вспомнив, что ему сейчас предложат принять участие в этой игре.
For the moment he poignantly regretted that rumor was not true, and that his eleven millions were not in reality thirty millions.
Теперь он горько жалел — о том, что молва, приписывающая ему тридцать миллионов, ошибается и что у него их всего только одиннадцать.
Well, that much he would be frank about; he would let them know exactly how many stacks of chips he could buy.
Ну, в этом пункте он, во всяком случае, будет откровенен; он им точно скажет, сколько столбиков фишек он может купить.
Leon Guggenhammer was young and fat.
Not a day more than thirty, his face, save for the adumbrated puff sacks under the eyes, was as smooth and lineless as a boy's.
У Леона Гугенхаммера, тридцатилетнего полного мужчины, лицо было юношески гладкое, без единой морщинки, если не считать еще только обозначающиеся мешки под глазами.
He, too, gave the impression of cleanness.
Он тоже производил впечатление безукоризненной чистоты и опрятности.
He showed in the pink of health; his unblemished, smooth-shaven skin shouted advertisement of his splendid physical condition.
In the face of that perfect skin, his very fatness and mature, rotund paunch could be nothing other than normal.
He was constituted to be prone to fatness, that was all.
Его тщательно выбритые розовые щеки свидетельствовали о превосходном здоровье, так что даже некоторая тучность и солидное кругленькое брюшко не казались странными: просто у молодого человека склонность к полноте, вот и все.
The talk soon centred down to business, though Guggenhammer had first to say his say about the forthcoming international yacht race and about his own palatial steam yacht, the Electra, whose recent engines were already antiquated.
Собеседники очень скоро заговорили о делах, однако не раньше, чем Гугенхаммер рассказал о предстоящих международных гонках, в которых должна была участвовать и его роскошная яхта
«Электра»; при этом он посетовал, что новый, недавно установленный мотор уже успел устареть.
Dowsett broached the plan, aided by an occasional remark from the other two, while Daylight asked questions.
Суть предполагаемого дела изложил Даусет, остальные только изредка вставляли замечания, а Харниш задавал вопросы.
Whatever the proposition was, he was going into it with his eyes open.
Каково бы ни было дело, которое ему предлагали, он не собирался входить в него с завязанными глазами.
And they filled his eyes with the practical vision of what they had in mind.
Но он получил весьма точные, исчерпывающие сведения относительно их планов.
"They will never dream you are with us," Guggenhammer interjected, as the outlining of the matter drew to a close, his handsome Jewish eyes flashing enthusiastically.
— Никому и в голову не придет, что вы с нами! — воскликнул Гугенхаммер, когда Даусет уже заканчивал свое объяснение, и его красивые еврейские глаза заблестели.
"They'll think you are raiding on your own in proper buccaneer style."
— Все будут думать, что вы сами по себе, как заправский пират.
"Of course, you understand, Mr. Harnish, the absolute need for keeping our alliance in the dark," Nathaniel Letton warned gravely.
— Вы, конечно, понимаете, мистер Харниш, что наше соглашение должно быть сохранено в строжайшей тайне, — внушительным тоном предостерег Натаниэл Леттон.
Daylight nodded his head.
Харниш кивнул головой.
"And you also understand," Letton went on, "that the result can only be productive of good.
— И вы также хорошо понимаете, — продолжал Леттон, — что наш план преследует благую цель.
The thing is legitimate and right, and the only ones who may be hurt are the stock gamblers themselves.
Дело это вполне законное, мы в своем праве, а пострадать от него могут только спекулянты.
It is not an attempt to smash the market.
Мы не хотим биржевого краха.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1