5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 164 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

Velvety moss was everywhere, out of which grew maiden-hair and gold-back ferns.
Повсюду расстилался бархатный мох, и из него выглядывали венерины волосы и низенькие папоротники с золотистыми спинками листьев.
Save for the dam, it was a virgin wild.
Не будь плотины, Харниш подумал бы, что он очутился в девственном лесу.
No ax had invaded, and the trees died only of old age and stress of winter storm.
Топор не вторгался сюда, и деревья умирали только от старости или не выдержав натиска зимних бурь.
The huge trunks of those that had fallen lay moss-covered, slowly resolving back into the soil from which they sprang.
Огромные поверженные стволы, обросшие мхом, медленно истлевали, растворяясь в почве, когда-то породившей их.
Some had lain so long that they were quite gone, though their faint outlines, level with the mould, could still be seen.
Многие так долго пролежали здесь, что от них уже ничего не оставалось, кроме едва приметных очертаний вровень с землей.
Others bridged the stream, and from beneath the bulk of one monster half a dozen younger trees, overthrown and crushed by the fall, growing out along the ground, still lived and prospered, their roots bathed by the stream, their upshooting branches catching the sunlight through the gap that had been made in the forest roof.
Некоторые деревья упали поперек ручья, и из-под одного исполинского ствола десяток молодых деревцев, сломанных и придавленных его тяжестью, продолжал расти, лежа на земле, погрузив корни в воду и простирая ветви к живительному солнцу, проникавшему к ним сквозь просветы в зеленой кровле.
Back at the farm-house, Daylight mounted and rode on away from the ranch and into the wilder canons and steeper steeps beyond.
Вернувшись на ферму, Харниш сел в седло и поехал дальше, выбирая все более глубокие ущелья и все более крутые склоны.
Nothing could satisfy his holiday spirit now but the ascent of Sonoma Mountain.
Раз уж он устроил себе такой праздник, он не успокоится, пока не взберется на вершину горы Сонома.
And here on the crest, three hours afterward, he emerged, tired and sweaty, garments torn and face and hands scratched, but with sparkling eyes and an unwonted zestfulness of expression.
И три часа спустя он достиг ее, усталый, потный, в изорванном костюме и с ссадинами на лице и руках; но глаза его сверкали необычным для него в последние годы задором и весельем.
He felt the illicit pleasure of a schoolboy playing truant.
Он чувствовал себя, как школьник, сбежавший с уроков.
The big gambling table of San Francisco seemed very far away.
Сан-Франциско, рискованная биржевая игра отодвинулись куда-то далеко-далеко.
But there was more than illicit pleasure in his mood.
It was as though he were going through a sort of cleansing bath.
No room here for all the sordidness, meanness, and viciousness that filled the dirty pool of city existence.
Но дело было не только в озорстве школьника, доставившего себе запретную радость, — ему казалось, что он принимает что-то вроде очистительной ванны, что он смывает с себя всю грязь, всю подлость и злобу, которой запятнал себя в смердящем болоте городской жизни.
Without pondering in detail upon the matter at all, his sensations were of purification and uplift.
Он не раздумывал над этим, не пытался разобраться в своих ощущениях, он только чувствовал себя внутренне чистым и облагороженным.
Had he been asked to state how he felt, he would merely have said that he was having a good time; for he was unaware in his self-consciousness of the potent charm of nature that was percolating through his city-rotted body and brain—potent, in that he came of an abysmal past of wilderness dwellers, while he was himself coated with but the thinnest rind of crowded civilization.
Если бы его спросили, что он испытывает, он, вероятно, ответил бы, что ему здесь очень нравится.
Он и сам в простоте своей не понимал, какую власть над ним имеет природа, как, проникая во все его существо, она освобождает и тело и ум от городской гнили, — не понимал, что эта власть так велика потому, что много поколений его предков жили в — первозданных дремучих лесах, да и сам он успел приобрести только слабый налет городской цивилизации.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1