5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2131 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 215 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

In spite of their high resolve, there was a very measurable degree of the furtive in their meetings.
Невзирая на принятое ими отважное решение не прятаться от людей, они все же соблюдали осторожность во время прогулок.
In essence, these meetings were stolen.
В сущности, это были просто-напросто тайные свидания.
They did not ride out brazenly together in the face of the world.
Они отнюдь не выезжали верхом открыто, у всех на глазах.
On the contrary, they met always unobserved, she riding across the many-gated backroad from Berkeley to meet him halfway.
Напротив, они всегда старались встречаться как можно неприметнее, и поэтому Дид, выехав из Беркли по дороге со многими воротами, поджидала Харниша где-нибудь вне города.
Nor did they ride on any save unfrequented roads, preferring to cross the second range of hills and travel among a church-going farmer folk who would scarcely have recognized even Daylight from his newspaper photographs.
Для катания они выбирали глухие, малолюдные дороги; чаще всего они переваливали через второй горный хребет, где их могли видеть только идущие в церковь фермеры, которые не знали Харниша даже по портретам.
He found Dede a good horsewoman—good not merely in riding but in endurance.
Дид оказалась отличной наездницей — не только искусной, но и выносливой.
There were days when they covered sixty, seventy, and even eighty miles; nor did Dede ever claim any day too long, nor—another strong recommendation to Daylight—did the hardest day ever the slightest chafe of the chestnut sorrel's back.
Бывали дни, когда они покрывали шестьдесят, семьдесят и даже восемьдесят миль; и ни разу Дид не пожаловалась на усталость, и не было случая — что особенно ценил Харниш, — чтобы у гнедой кобылы оказалась стертой спина.
"A sure enough hummer," was Daylight's stereotyped but ever enthusiastic verdict to himself.
«Молодчина, ничего не скажешь», — с неизменным восхищением твердил он про себя.
They learned much of each other on these long, uninterrupted rides.
Во время этих долгих, ничем не прерываемых прогулок они многое узнали друг о друге.
They had nothing much to talk about but themselves, and, while she received a liberal education concerning Arctic travel and gold-mining, he, in turn, touch by touch, painted an ever clearer portrait of her.
Кроме как о себе, им почти не о чем было говорить.
Таким образом, она стала знатоком по части полярных путешествий и добычи золота, а он, слушая ее рассказы, составлял себе все более полную картину ее жизни.
She amplified the ranch life of her girlhood, prattling on about horses and dogs and persons and things until it was as if he saw the whole process of her growth and her becoming.
Она с увлечением вспоминала свое детство на ранчо, описывала лошадей, собак, людей, предметы, а он мысленно следил за тем, как она из девочки превращалась в женщину.
All this he was able to trace on through the period of her father's failure and death, when she had been compelled to leave the university and go into office work.
Узнал он и о том, как отец ее разорился и умер, а ей пришлось бросить университет и наняться в контору.
The brother, too, she spoke of, and of her long struggle to have him cured and of her now fading hopes.
Говорила она и о больном брате, о том, что она уже много лет делает все, что в ее силах, чтобы он вылечился, и что уже не верит в его выздоровление.
Daylight decided that it was easier to come to an understanding of her than he had anticipated, though he was always aware that behind and under all he knew of her was the mysterious and baffling woman and sex.
Харниш убедился, что найти с ней общий язык вовсе не так трудно, как он предполагал; однако он постоянно чувствовал, что за всем, что ему известно о ней, таится загадка, именуемая «женщина».
There, he was humble enough to confess to himself, was a chartless, shoreless sea, about which he knew nothing and which he must nevertheless somehow navigate.
И он смиренно признавался самому себе, что об этом безбрежном неисследованном море, по которому ему предстоит пуститься в плавание, он не знает ровно ничего.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1