5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 57 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

The three men turned back suddenly upon him, in their faces surprise, delight, and incredulity.
Все трое круто повернулись к нему; лица их выражали удивление, радость и недоверие.
"G'wan, you're foolin'," said Finn, the other lumberjack, a quiet, steady, Wisconsin man.
— Да будет тебе, не дури, — сказал Финн, тоже лесоруб, спокойный, степенный уроженец Висконсина.
"There's my dawgs and sled," Daylight answered.
— Мои нарты и собаки здесь, — ответил Харниш.
"That'll make two teams and halve the loads—though we-all'll have to travel easy for a spell, for them dawgs is sure tired."
— На двух упряжках легче будет; поклажу разделим пополам.
Но сперва придется ехать потише, собаки-то умаялись.
The three men were overjoyed, but still a trifle incredulous.
Элия, Финн и Хайнс с нескрываемой радостью слушали Харниша, хотя им все еще не верилось, что он говорит серьезно.
"Now look here," Joe Hines blurted out, "none of your foolin, Daylight.
— Послушай, Время-не-ждет, — сказал Джо Хайнс.
— Ты нас не морочишь?
We mean business.
Говори прямо.
Will you come?"
Ты вправду хочешь с нами?
Daylight extended his hand and shook.
Харниш вместо ответа протянул руку и потряс руку Хайнса.
"Then you'd best be gettin' to bed," Elijah advised.
— Тогда ступай ложись, — посоветовал Элия.
"We're mushin' out at six, and four hours' sleep is none so long."
— Мы выйдем в шесть, спать-то осталось всего каких-нибудь четыре часа.
"Mebbe we ought to lay over a day and let him rest up," Finn suggested.
— Может, нам задержаться на день? — предложил Финн.
— Пусть он отдохнет.
Daylight's pride was touched.
Но гордость не позволила Харнишу согласиться.
"No you don't," he cried.
— Ничего подобного, — возмутился он.
"We all start at six.
— Мы все выйдем в шесть часов.
What time do you-all want to be called?
Когда вас подымать?
Five?
В пять?
All right, I'll rouse you-all out."
Ладно, я вас разбужу.
"You oughter have some sleep," Elijah counselled gravely.
— Лучше поспи, — предостерег его Элия.
"You can't go on forever."
— Сколько же можно без передышки?
Daylight was tired, profoundly tired.
Харниш и в самом деле устал, смертельно устал.
Even his iron body acknowledged weariness.
Даже его могучие силы иссякли.
Every muscle was clamoring for bed and rest, was appalled at continuance of exertion and at thought of the trail again.
Каждый мускул требовал сна и покоя, восставал против попытки опять навязать ему работу, в страхе отшатывался от тропы.
All this physical protest welled up into his brain in a wave of revolt.
Рассудок Харниша не мог не внять этому ожесточенному бунту доведенного до изнеможения тела.
But deeper down, scornful and defiant, was Life itself, the essential fire of it, whispering that all Daylight's fellows were looking on, that now was the time to pile deed upon deed, to flaunt his strength in the face of strength.
Но где-то в глубинах его существа горел сокровенный огонь Жизни, и он слышал гневный голос, укоризненно нашептывающий ему, что на него смотрят все его друзья и приятели, что он может еще раз щегольнуть доблестью, блеснуть силой перед признанными силачами.
It was merely Life, whispering its ancient lies.
And in league with it was whiskey, with all its consummate effrontery and vain-glory.
Это был все тот же извечный самообман, которым тешит себя Жизнь; повинны были и виски, и удаль, и суетное тщеславие.
"Mebbe you-all think I ain't weaned yet?"
Daylight demanded.
— Что я — младенец? — засмеялся Харниш.
"Why, I ain't had a drink, or a dance, or seen a soul in two months.
— Два месяца я не пил, не плясал, души живой не видел.
You-all get to bed.
Ступайте спать.
I'll call you-all at five."
В пять я вас подыму.
And for the rest of the night he danced on in his stocking feet, and at five in the morning, rapping thunderously on the door of his new partners' cabin, he could be heard singing the song that had given him his name:—
И весь остаток ночи он так и проплясал в одних носках, а в пять утра уже колотил изо всей мочи в дверь своих новых спутников и, верный своему прозвищу, выкрикивал нараспев:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1