5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2131 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 96 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

In a way, the part he played was creative.
Ведь, кроме азарта, она давала и радость созидания.
He was doing something.
Что-то делалось по его воле.
And at no time, striking another chord of his nature, could he take the joy in a million-dollar Eldorado dump that was at all equivalent to the joy he took in watching his two sawmills working and the big down river log-rafts swinging into the bank in the big eddy just above Moosehide Mountain.
Как ни прельщали его богатые залежи на реке Эльдорадо, для его деятельной натуры не было большей услады, чем зрелище двух работающих в три смены лесопилок, широких плотов, плывущих вниз по течению и пристающих к берегу в большом затоне у Лосиной горы.
Gold, even on the scales, was, after all, an abstraction.
Золото, даже уже взвешенное на весах, в сущности, не было реальной ценностью.
It represented things and the power to do.
Оно только давало возможность, приобретать и действовать.
But the sawmills were the things themselves, concrete and tangible, and they were things that were a means to the doing of more things.
Лесопилки — вот подлинная ценность, наглядная и ощутимая, и к тому же средство производить новые ценности.
They were dreams come true, hard and indubitable realizations of fairy gossamers.
Они — сбывшаяся мечта, неоспоримое, вещественное воплощение волшебных снов.
With the summer rush from the Outside came special correspondents for the big newspapers and magazines, and one and all, using unlimited space, they wrote Daylight up; so that, so far as the world was concerned, Daylight loomed the largest figure in Alaska.
Вместе с потоком золотоискателей, летом того года наводнивших страну, прибыли и корреспонденты крупных газет и журналов, и все они, заполняя целые полосы, пространно писали о Харнише; поэтому для большого мира самой заметной фигурой Аляски стал именно он.
Of course, after several months, the world became interested in the Spanish War, and forgot all about him; but in the Klondike itself Daylight still remained the most prominent figure.
Правда, несколько месяцев спустя внимание мира приковала к себе война с Испанией, и Харниш был начисто забыт; но на Клондайке слава его не меркла.
Passing along the streets of Dawson, all heads turned to follow him, and in the saloons chechaquos watched him awesomely, scarcely taking their eyes from him as long as he remained in their range of vision.
Когда он проходил по улица Доусона, все оглядывались на него, а в салунах новички глаз с него не сводили, с благоговейным трепетом следя за каждым его движением.
Not alone was he the richest man in the country, but he was Burning Daylight, the pioneer, the man who, almost in the midst of antiquity of that young land, had crossed the Chilcoot and drifted down the Yukon to meet those elder giants, Al Mayo and Jack McQuestion.
Он был не только самый богатый человек в стране — он был Время-не-ждет, первооткрыватель, тот, кто в почти доисторическую пору этой новой страны перевалил через Чилкут, спустился по Юкону и стал соратником старейших титанов Аляски — Эла Мэйо и Джека Мак-Квещена.
He was the Burning Daylight of scores of wild adventures, the man who carried word to the ice-bound whaling fleet across the tundra wilderness to the Arctic Sea, who raced the mail from Circle to Salt Water and back again in sixty days, who saved the whole Tanana tribe from perishing in the winter of
'91—in short, the man who smote the chechaquos' imaginations more violently than any other dozen men rolled into one.
Он был Время-не-ждет, герой бесчисленных отважных подвигов, бесстрашный гонец, издалека, через тундровую пустыню, принесший весть китобойной флотилии, затертой торосами в Ледовитом океане, быстроногий путник, в шестьдесят дней домчавший почту из Серкла до Соленой Воды и обратно, великодушный спаситель целого племени Танана в голодную зиму 1891 года, — словом, это был тот человек, который потрясал воображение чечако сильнее, чем любой десяток других золотоискателей, вместе взятых.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1