StudyEnglishWords

5#

Гордость и предубеждение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Гордость и предубеждение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 130 из 335  ←предыдущая следующая→ ...

The farewell between herself and Mr. Wickham was perfectly friendly; on his side even more.
Прощание с Уикхемом было вполне дружеским, — с его стороны, пожалуй, даже больше, чем дружеским.
His present pursuit could not make him forget that Elizabeth had been the first to excite and to deserve his attention, the first to listen and to pity, the first to be admired; and in his manner of bidding her adieu, wishing her every enjoyment, reminding her of what she was to expect in Lady Catherine de Bourgh, and trusting their opinion of her—their opinion of everybody—would always coincide, there was a solicitude, an interest which she felt must ever attach her to him with a most sincere regard; and she parted from him convinced that, whether married or single, he must always be her model of the amiable and pleasing.
Новая привязанность не заставила его забыть, что Элизабет первая обратила на себя его внимание, первая его выслушала и выразила ему сочувствие и первая заслужила его восхищение.
И в манере, с которой он с ней простился, пожелав ей всяческих радостей, напомнив, чего она может ожидать от леди Кэтрин де Бёр, и выразив уверенность в совпадении их мнений об этой даме и обо всех прочих общих знакомых, заключалось дружеское внимание, которым он, казалось, навсегда завоевал самое искреннее расположение Элизабет.
Расставаясь с ним, она была убеждена, что, холостой или женатый, он навсегда останется для нее образцом обаятельного молодого человека.
Her fellow-travellers the next day were not of a kind to make her think him less agreeable.
Спутники Элизабет, составившие ей компанию на следующий день, отнюдь не могли вытеснить в ее душе приятное впечатление, оставленное прощанием с Уикхемом.
Sir William Lucas, and his daughter Maria, a good-humoured girl, but as empty-headed as himself, had nothing to say that could be worth hearing, and were listened to with about as much delight as the rattle of the chaise.
Сэр Уильям Лукас и его дочь Мария, девица добродушная, но такая же пустоголовая, как и ее папаша, не могли сказать ничего заслуживающего внимания, и к их болтовне Элизабет прислушивалась почти с тем же интересом, как к дребезжанию экипажа.
Elizabeth loved absurdities, but she had known Sir William's too long.
Человеческие причуды всегда привлекали ее внимание, но с сэром Уильямом она была знакома слишком давно.
He could tell her nothing new of the wonders of his presentation and knighthood; and his civilities were worn out, like his information.
И, рассказывая о церемонии своего представления ко двору, он уже не мог открыть ей ничего нового.
А его любезности были такими же затасканными, как и его повествование.
It was a journey of only twenty-four miles, and they began it so early as to be in Gracechurch Street by noon.
Им предстояло проехать всего двадцать четыре мили, и они выехали достаточно рано, чтобы уже к полудню прибыть на Грейсчёрч-стрит.
As they drove to Mr. Gardiner's door, Jane was at a drawing-room window watching their arrival; when they entered the passage she was there to welcome them, and Elizabeth, looking earnestly in her face, was pleased to see it healthful and lovely as ever.
Когда они подъезжали к дому мистера Гардинера, Джейн стояла у окна гостиной в ожидании их приезда.
Она встретила их у входа.
Вглядевшись в ее лицо, Элизабет была обрадована цветущим видом сестры.
On the stairs were a troop of little boys and girls, whose eagerness for their cousin's appearance would not allow them to wait in the drawing-room, and whose shyness, as they had not seen her for a twelvemonth, prevented their coming lower.
На лестнице их поджидали несколько ребятишек.
Желание посмотреть, как выглядит их кузина, заставило их покинуть гостиную, а застенчивость, вызванная годичной разлукой, помешала спуститься ниже.
All was joy and kindness.
The day passed most pleasantly away; the morning in bustle and shopping, and the evening at one of the theatres.
Встреча была проникнута радостью и весельем, и день прошел очень приятным образом: первая его часть — в суматохе и беготне по магазинам, а вторая — в театре.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 23 оценках: 4 из 5 1