5#

Граф Монте Кристо 2 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 2 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 137 из 419  ←предыдущая следующая→ ...

"Oh, very easily.
– Это очень просто.
Suppose you knew beforehand the poison that would be made use of against you; suppose the poison was, for instance, brucine"—
Предположите, что вам заранее известно, какой яд вам собираются дать… предположите, что этим ядом будет… например, бруцин…
"Brucine is extracted from the false angostura [*] is it not?" inquired Madame de Villefort.
– Бруцин, кажется, добывается из лжеангустуровой коры,[43] – сказала г-жа де Вильфор.
"Precisely, madame," replied Monte Cristo; "but I perceive I have not much to teach you.
Allow me to compliment you on your knowledge; such learning is very rare among ladies."
* Brucoea ferruginea.
– Совершенно верно, – отвечал Монте-Кристо, – но я вижу, мне нечему вас учить; позвольте мне вас поздравить: женщины редко обладают такими познаниями.
"Oh, I am aware of that," said Madame de Villefort; "but I have a passion for the occult sciences, which speak to the imagination like poetry, and are reducible to figures, like an algebraic equation; but go on, I beg of you; what you say interests me to the greatest degree."
– Должна признаться, – сказала г-жа де Вильфор, – что я обожаю оккультные науки, которые волнуют воображение, как поэзия, и разрешаются цифрами, как алгебраическое уравнение; но, прошу вас, продолжайте: то, что вы говорите, меня очень интересует.
"Well," replied Monte Cristo "suppose, then, that this poison was brucine, and you were to take a milligramme the first day, two milligrammes the second day, and so on.
Well, at the end of ten days you would have taken a centigramme, at the end of twenty days, increasing another milligramme, you would have taken three hundred centigrammes; that is to say, a dose which you would support without inconvenience, and which would be very dangerous for any other person who had not taken the same precautions as yourself.
Well, then, at the end of a month, when drinking water from the same carafe, you would kill the person who drank with you, without your perceiving, otherwise than from slight inconvenience, that there was any poisonous substance mingled with this water."
– Ну так вот! – продолжал Монте-Кристо. – Предположите, что этим ядом будет, например, бруцин и что вы в первый день примете миллиграмм, на второй день два миллиграмма; через десять дней вы, таким образом, дойдете до центиграмма; через двадцать дней, прибавляя в день еще по миллиграмму, вы дойдете до трех центиграммов, то есть будете поглощать без всяких дурных для себя последствий довольно большую дозу, которая была бы чрезвычайно опасна для всякого человека, не принявшего тех же предосторожностей; наконец, через месяц, выпив стакан отравленной воды из графина, которая убила бы человека, пившего ее одновременно с вами, сами вы только по легкому недомоганию чувствовали бы, что к этой воде было примешано ядовитое вещество.
"Do you know any other counter-poisons?"
– Вы не знаете другого противоядия?
"I do not."
– Нет, не знаю.
"I have often read, and read again, the history of Mithridates," said Madame de Villefort in a tone of reflection, "and had always considered it a fable."
– Я не раз читала и перечитывала этот рассказ о Митридате, – сказала задумчиво г-жа де Вильфор, – но я считала его сказкой.
"No, madame, contrary to most history, it is true; but what you tell me, madame, what you inquire of me, is not the result of a chance query, for two years ago you asked me the same questions, and said then, that for a very long time this history of Mithridates had occupied your mind."
– Нет, вопреки обычаю историков это правда.
Но, я вижу, тема нашего разговора для вас не случайный каприз; два года тому назад вы задавали мне подобные же вопросы и сами говорите, что рассказ о Митридате уже давно вас занимает.
"True, sir.
The two favorite studies of my youth were botany and mineralogy, and subsequently, when I learned that the use of simples frequently explained the whole history of a people, and the entire life of individuals in the East, as flowers betoken and symbolize a love affair, I have regretted that I was not a man, that I might have been a Flamel, a Fontana, or a Cabanis."
– Это правда, граф; в юности я больше всего интересовалась ботаникой и минералогией; а когда я узнала, что изучение способов употребления лекарственных трав нередко дает ключ к пониманию всей истории восточных народов и всей жизни восточных людей, подобно тому как различные цветы служат выражением их понятий о любви, я пожалела, что не родилась мужчиной, чтобы сделаться каким-нибудь Фламелем, Фонтаной или Кабанисом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1