5#

Граф Монте Кристо 2 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 2 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 808 книг и 2504 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 145 из 419  ←предыдущая следующая→ ...

Thus Richard III., for instance, was marvellously served by his conscience after the putting away of the two children of Edward IV.; in fact, he could say,
Вероятно, совесть чудесно успокоила Ричарда Третьего после убийства обоих сыновей Эдуарда Четвертого; в самом деле, он мог сказать себе:
'These two children of a cruel and persecuting king, who have inherited the vices of their father, which I alone could perceive in their juvenile propensities—these two children are impediments in my way of promoting the happiness of the English people, whose unhappiness they (the children) would infallibly have caused.'
«Эти дети жестокого короля-гонителя унаследовали пороки своего отца, чего, кроме меня, никто не распознал в их юношеских наклонностях; эти дети мешали мне составить благоденствие английского народа, которому они неминуемо принесли бы несчастье».
Thus was Lady Macbeth served by her conscience, when she sought to give her son, and not her husband (whatever Shakespeare may say), a throne.
Так же утешала совесть и леди Макбет, желавшая, что бы там ни говорил Шекспир, посадить на трон своего сына, а вовсе не мужа.
Ah, maternal love is a great virtue, a powerful motive—so powerful that it excuses a multitude of things, even if, after Duncan's death, Lady Macbeth had been at all pricked by her conscience."
Да, материнская любовь – это такая великая добродетель, такая могущественная движущая сила, что она многое оправдывает; и после смерти Дункана леди Макбет была бы очень несчастна, если бы не ее совесть.
Madame de Villefort listened with avidity to these appalling maxims and horrible paradoxes, delivered by the count with that ironical simplicity which was peculiar to him.
Госпожа де Вильфор жадно упивалась этими страшными выводами и циничными парадоксами, которые граф высказывал со свойственной ему простодушной иронией.
After a moment's silence, the lady inquired,
После минутного молчания она сказала:
"Do you know, my dear count," she said, "that you are a very terrible reasoner, and that you look at the world through a somewhat distempered medium?
– Знаете, граф, ваши аргументы ужасны и вы видите мир в довольно мрачном свете!
Have you really measured the world by scrutinies, or through alembics and crucibles?
Или вы так судите о человечестве потому, что смотрите на него сквозь колбы и реторты?
For you must indeed be a great chemist, and the elixir you administered to my son, which recalled him to life almost instantaneously"—
Ведь вы в самом деле выдающийся химик, и этот эликсир, который вы дали моему сыну и который так быстро вернул его к жизни…
"Oh, do not place any reliance on that, madame; one drop of that elixir sufficed to recall life to a dying child, but three drops would have impelled the blood into his lungs in such a way as to have produced most violent palpitations; six would have suspended his respiration, and caused syncope more serious than that in which he was; ten would have destroyed him.
– Не очень доверяйте ему, сударыня, – сказал Монте-Кристо, – капли этого эликсира было достаточно, чтобы вернуть к жизни умиравшего ребенка, но три капли вызвали бы у него такой прилив крови к легким, что у него сделалось бы сердцебиение; шесть капель захватили бы ему дыхание и вызвали бы гораздо более серьезный обморок, чем тот, в котором он находился; наконец, десять капель убили бы его на месте.
You know, madame, how suddenly I snatched him from those phials which he so imprudently touched?"
Вы помните, как я отстранил его от флаконов, когда он хотел их тронуть?
"Is it then so terrible a poison?"
– Так это очень сильный яд?
"Oh, no.
– Вовсе нет!
In the first place, let us agree that the word poison does not exist, because in medicine use is made of the most violent poisons, which become, according as they are employed, most salutary remedies."
Прежде всего установим, что ядов самих по себе не существует: медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять, они превращаются в спасительные лекарства.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1