StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 102 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

"Ah! bravo, Conseil!"
- Браво, Консель! - воскликнул я.
"Master is very good."
- Господин профессор слишком любезен, - сказал Консель.
"No, my boy; you have made an excellent stroke. Take one of these living birds, and carry it in your hand."
- Помилуй, дорогой мой, ты мастерски это сделал! Взять птицу живой, да еще голыми руками!
"If master will examine it, he will see that I have not deserved great merit."
- Если господин профессор пожелает взглянуть на нее поближе, он увидит, что моя заслуга не так велика.
"Why, Conseil?"
- Почему, Консель?
"Because this bird is as drunk as a quail."
- Потому что птица пьяна!
"Drunk!"
- Пьяна?
"Yes, sir; drunk with the nutmegs that it devoured under the nutmeg-tree, under which I found it. See, friend Ned, see the monstrous effects of intemperance!"
- Да, сударь, пьяна от мускатных орехов, которыми она объелась, сидя под мускатным деревом, где я и изловил ее. Поглядите, друг Нед, поглядите-ка! Вот пагубное последствие невоздержания!
"By Jove!" exclaimed the Canadian, "because I have drunk gin for two months, you must needs reproach me!"
- Тысяча чертей! - вскричал канадец. - Нашел чем корить меня! А много ли я выпил джину за эти два месяца?
However, I examined the curious bird. Conseil was right. The bird, drunk with the juice, was quite powerless. It could not fly; it could hardly walk.
Тем временем я изучал любопытную птицу. Консель не ошибся. Райская птица опьянела от хмельного сока мускатных орехов и пришла в беспомощное состояние. Она не могла летать. Она едва передвигала ноги. Но это меня мало беспокоило, и я оставил ее протрезвиться от мускатного хмеля.
This bird belonged to the most beautiful of the eight species that are found in Papua and in the neighbouring islands. It was the "large emerald bird, the most rare kind." It measured three feet in length. Its head was comparatively small, its eyes placed near the opening of the beak, and also small. But the shades of colour were beautiful, having a yellow beak, brown feet and claws, nut-coloured wings with purple tips, pale yellow at the back of the neck and head, and emerald colour at the throat, chestnut on the breast and belly. Two horned, downy nets rose from below the tail, that prolonged the long light feathers of admirable fineness, and they completed the whole of this marvellous bird, that the natives have poetically named the "bird of the sun."
Пойманная птица принадлежала к красивейшему из восьми видов райских птиц, обитающих в Новой Гвинее и на соседних островах. Это была райская птица "большой изумруд", чрезвычайно редкая. В длину она имела тридцать сантиметров. Голова ее была относительно мала, глаза, поставленные близко к клюву, тоже невелики. Оперение птицы отличалось красотой и являло собой прелестное сочетание цветов: клюв желтый, лапки и коготки темно-коричневые, крылья светло-коричневые с пурпурным окаймлением, хохолок и затылок бледно-желтые, шея изумрудная, брюшко и грудь темно-каштановые. Оба удлиненных нитевидных хвостовых пера изящно изогнуты, боковые перья удивительной легкости и изысканной красоты. Короче говоря, это была сказочная птица, которой туземцы дали поэтическое название: "солнечная птица".
But if my wishes were satisfied by the possession of the bird of paradise, the Canadian's were not yet. Happily, about two o'clock, Ned Land brought down a magnificent hog; from the brood of those the natives call "bari-outang." The animal came in time for us to procure real quadruped meat, and he was well received. Ned Land was very proud of his shot. The hog, hit by the electric ball, fell stone dead. The Canadian skinned and cleaned it properly, after having taken half a dozen cutlets, destined to furnish us with a grilled repast in the evening. Then the hunt was resumed, which was still more marked by Ned and Conseil's exploits.
У меня было сильное желание вывезти в Париж этот великолепный экземпляр и подарить его Ботаническому саду, где нет ни одной живой райской птицы.
- Значит, это редкая птица? - спросил канадец. Он, как охотник, не очень высоко ценил дичь с художественной точки зрения.
- Чрезвычайно редкая, мой друг; и, главное, ее трудно взять живой. Даже шкурки убитых птиц высоко оцениваются. Поэтому туземцы подделывают их чучела, как подделывают жемчуг и бриллианты.
- Как! - воскликнул Консель. - Делают фальшивые чучела райских птиц?
- Да, Консель.
- И господин профессор знает, как это делается?
- Разумеется. Райские птицы во время восточного муссона теряют свое великолепное хвостовое оперение, которое на языке натуралистов называется "субаларным". Эти перья и собирают птичьи "фальшивомонетчики"; затем они искусно вклеивают их или вшивают в хвост какого-нибудь злополучного попугая, предварительно его ощипав. Наконец, они закрашивают швы, лакируют птицу и вывозят в европейские музеи или частные коллекции эти произведения своего своеобразного мастерства.
- Ну, что ж, - сказал Нед Ленд. - Если птица и поддельная, все же перья настоящие. Я не вижу в этом большой беды, ведь птицу покупают не на жаркое!
Но если мое желание иметь живую райскую птицу осуществилось, то желания канадского охотника еще не были удовлетворены. Все же к двум часам дня Неду Ленду посчастливилось подстрелить превосходную лесную свинью, по-туземному "бари-утанга". Животное пришлось кстати, и мы получили настоящее мясо четвероногого. Нед Ленд был горд своей удачей. Свинья, сраженная электрической пулей, была убита наповал. Канадец освежевал ее, выпотрошил и нарезал с полдюжины котлет к ужину. Затем охота возобновилась и вскоре ознаменовалась охотничьими подвигами Неда и Конселя.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1