7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 116 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

The window looked out on to a narrow street.
Окно выходило в переулок.
A militiaman was walking up and down outside the little house opposite, built in the style of a Gothic tower, which housed the embassy of a minor power.
Под окном ходил милиционер.
Напротив, в домике, построенном на манер готической башни, помещалось посольство крохотной державы.
Behind the iron gates some people could be seen playing tennis.
За железной решеткой играли в теннис.
The white ball flew backward and forward accompanied by short exclamations.
Летал белый мячик.
Слышались короткие возгласы.
"Out!" said Ostap.
"And the standard of play is not good.
– Аут, – сказал Остап, – класс игры невысокий.
However, let's have a rest."
Однако давайте отдыхать.
The concessionaires spread newspapers on the floor and Ippolit Matveyevich brought out the cushion which he carried with him.
Концессионеры разостлали по полу газеты.
Ипполит Матвеевич вынул подушку-думку, которую возил с собой, и они улеглись.
Не успели они как следует улечься на телеграммах и хронике театральной жизни, как в соседней комнате послышался шум раскрываемого окна, и сосед Пантелея вызывающе крикнул теннисистам:
– Да здравствует Советская республика!
Долой хи-щни-ков им-пе-риа-лиз-ма!
Крики эти повторялись минут десять.
Остап удивился и поднялся с полу.
– Что это за коллекционер хищников?
Высунувшись за подоконник, он посмотрел вправо и увидел у соседнего окна двух молодых людей.
Он сразу заметил, что молодые люди кричат о хищниках только тогда, когда мимо их окна проходит милиционер с поста у посольства.
Он озабоченно поглядывал то на молодых людей, то за решетку, где играли в теннис.
Положение его было тяжелым.
Крики о хищниках все продолжались, и он не знал, что предпринять.
С одной стороны, эти возгласы были вполне естественны и не заключали в себе ничего непристойного.
А с другой стороны, хищники в белых штанах, игравшие за решеткой в теннис, могли принять это на свой счет и обидеться.
Не будучи в состоянии разобраться в создавшейся конъюнктуре, милиционер умоляюще смотрел на молодых людей и кончил тем, что накинулся на обоз и велел ему заворачивать.
Дипломатическое затруднение закончилось тем, что к молодым людям пришли гости, и они занялись громогласным решением шахматной задачи.
Ostap dropped down on to the papers and dozed off.
Остап снова повалился на телеграммы и заснул.
Vorobyaninov was already asleep.
Ипполит Матвеевич спал уже давно.
CHAPTER SEVENTEEN
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Глава XIX
HAVE RESPECT FOR MATTRESSES, CITIZENS!
Уважайте матрацы, граждане!
"Liza, let's go and have dinner!"
– Лиза, пойдем обедать?
"I don't feel like it.
– Мне не хочется.
I had dinner yesterday."
Я вчера уже обедала.
"I don't get you."
– Я тебя не понимаю.
"I'm not going to eat mock rabbit."
– Не пойду я есть фальшивого зайца.
"Oh, don't be silly!"
– Ну, и глупо.
"I can't exist on vegetarian sausages."
– Я не могу питаться вегетарианскими сосисками.
"Today you can have apple pie."
– Ну, сегодня будешь есть шарлотку.
"I just don't feel like it."
– Мне что-то не хочется.
– Идем.
Аппетит приходит во время еды.
– Приходит или проходит?
– Приходит.
– Нет, проходит.
– Что это все значит?
"Not so loud.
– Говори тише.
Everything can be heard."
Все слышно.
The young couple changed voices to a stage whisper.
И молодые супруги перешли на драматический шепот.
Two minutes later Nicky realized for the first time in three months of married life that his beloved liked sausages of carrots, potatoes, and peas less than he did.
Через две минуты Коля понял в первый раз за три месяца супружеской жизни, что любимая женщина любит морковные, картофельные и гороховые сосиски гораздо меньше, чем он.
"So you prefer dog meat to a vegetarian diet," cried Nicky, disregarding the eavesdropping neighbours in his burst of anger.
– Значит, ты предпочитаешь собачину диетическому питанию? – закричал Коля, в горячности не учтя подслушивающих соседей.
"Not so loud, I say!" shouted Liza.
"And then you're nasty to me!
– Да говори тише! – громко закричала Лиза. – И потом ты ко мне плохо относишься.
Yes, I do like meat.
Да, я люблю мясо.
At times.
Иногда.
What's so bad about that?"
Что ж тут дурного?
Nicky said nothing in his amazement.
Коля изумленно замолчал.
This was an unexpected turn of events.
Этот поворот был для него неожиданным.
Meat would make an enormous, unfillable hole in his budget.
Мясо пробило бы в Колином бюджете огромную, незаполнимую брешь.
The young husband strolled up and down beside the mattress on which the red-faced Liza was sitting curled up into a ball, and made some desperate calculations.
Прогуливаясь вдоль матраца, на котором, свернувшись в узелок, сидела раскрасневшаяся Лиза, молодой супруг производил отчаянные вычисления.
His job of tracing blueprints at the Technopower design office brought Nicky Kalachov no more than forty roubles, even in the best months.
Копирование на кальку в чертежном бюро
«Техносила» давало Коле Калачеву даже в самые удачные месяцы никак не больше сорока рублей.
He did not pay any rent for the apartment for there was no housing authority in that jungle settlement and rent was an abstract concept.
За квартиру Коля не платил.
В диком поселке не было управдома, и квартирная плата была там понятием абстрактным.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1