StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 132 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

I don't think the British will stand on ceremony with the Bolsheviks.
Англичане, господа, с большевиками, кажется, больше церемониться не будут.
That's our first sign.
Это нам первый признак.
It will all change very rapidly, gentlemen, I assure you."
Все переменится, господа, и очень быстро.
Уверяю вас.
"Well, we don't doubt that in the least," said Charushnikov, puffing out his cheeks.
– Ну, в этом мы и не сомневаемся, – сказал Чарушников, надуваясь.
"And a very good thing you don't.
– И прекрасно, что не сомневаетесь.
What do you think, Mr. Kislarsky?
Как ваше мнение, господин Кислярский?
And you, young men?"
И ваше, молодые люди?
Nikesha and Vladya both looked absolutely certain of a rapid change, while Kislarsky happily nodded assent, having gathered from what the head of Fastpack had said that he would not be required to participate directly in any armed clashes.
Молодые люди всем своим видом выразили уверенность в быстрой перемене.
А Кислярский, понявший со слов главы торговой фирмы
«Быстроупак», что ему не придется принимать непосредственного участия в вооруженных столкновениях, обрадованно поддакнул.
"What are we to do?" asked Polesov impatiently.
– Что же нам сейчас делать? – нетерпеливо спросил Виктор Михайлович.
"Wait," said Dyadyev.
"Follow the example of Mr. Vorobyaninov's companion.
– Погодите, – сказал Дядьев, – берите пример со спутника господина Воробьянинова.
How smart!
Какая ловкость!
How shrewd!
Какая осторожность!
Did you notice how quickly he got around to assistance to waifs and strays?
Вы заметили, как он быстро перевел дело на помощь беспризорным?
That's how we should all act.
Так нужно действовать и нам.
We're only helping the children.
Мы только помогаем детям.
So, gentlemen, let's nominate our candidates."
Итак, господа, наметим кандидатуры.
"We propose Ippolit Matveyevich Vorobyaninov as marshal of the nobility," exclaimed the young Nikesha and Vladya.
– Ипполита Матвеевича Воробьянинова мы предлагаем в предводители дворянства! – воскликнули молодые люди.
Charushnikov coughed condescendingly.
Чарушников снисходительно закашлялся.
"What do you mean!
– Куда там!
Nothing less than a minister for him.
Он не меньше чем министром будет.
Higher, if you like.
Make him a dictator."
А то и выше подымай – в диктаторы!
"Come, come, gentlemen," said Dyadyev, "a marshal is the last thing to think about.
We need a governor.
– Да что вы, господа, – сказал Дядьев, – предводитель – дело десятое!
О губернаторе нам надо думать, а не о предводителе.
I think. . ."
Давайте начнем с губернатора.
"You, Mr. Dyadyev," cried Polesov ecstatically.
"Who else is there to take the reins in our province."
Я думаю…
"I am most flattered by your confidence .. ."
– Господина Дядьева! – восторженно закричал Полесов. – Кому же еще взять власть над всей губернией?
Dyadyev began, but at this point Charushnikov, who had suddenly turned pink, began to speak.
– Я очень польщен доверием, – начал Дядьев.
Но тут выступил внезапно покрасневший Чарушников.
"The question, gentlemen," he said in a strained voice, "ought to have been aired."
– Этот вопрос, господа, – сказал он с надсадой в голосе, – следовало бы провентилировать.
He tried not to look at Dyadyev.
На Дядьева он старался не смотреть.
The owner of Fastpack also looked at his boots, which had wood shavings sticking to them.
Владелец
«Быстроупака» гордо рассматривал свои сапоги, на которые налипли деревянные стружки.
"I don't object," he said.
"Let's put it to the vote.
– Я не возражаю, – вымолвил он, – давайте пробаллотируем.
Secret ballot or a show of hands? "
Закрытым голосованием или открытым?
"We don't need to do it in the Soviet style," said Charushnikov in a hurt voice.
"Let's vote in an honest European way, by secret ballot."
– Нам по-советскому не надо, – обиженно сказал Чарушников, – давайте голосовать по-честному, по-европейски – закрыто.
They voted on pieces of paper.
Голосовали бумажками.
Dyadyev received four votes and Charushnikov two.
За Дядьева было подано четыре записки.
За Чарушникова – две.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1