StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 135 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

Elena Stanislavovna seized her head and gave a horrified screech.
Елена Станиславовна схватилась за виски и испуганно вскрикнула.
"Victor Mikhailovich!" they all gasped.
– Виктор Михайлович! – застонали все. – Голубчик!
"Pal!
Милый!
Shame on you!
Ну как вам не стыдно?
What are you doing in the corner?
Ну чего вы стали в углу?
Come out at once."
Идите сюда сейчас же!
Polesov came near.
Полесов приблизился.
He was suffering.
Он страдал.
He had not expected such callousness from his fellow-members of the Sword and Ploughshare.
Он не ждал от товарищей по мечу и оралу такой черствости.
Elena Stanislavovna was unable to restrain herself.
Елена Станиславовна не вытерпела.
"Gentlemen," she said, "this is awful.
– Господа! – сказала она. – Это ужасно!
How could you forget Victor Mikhailovich, so dear to us all?"
Как вы могли забыть дорогого всем нам Виктора Михайловича?
She got up and kissed the mechanic-aristocrat on his sooty forehead.
Она поднялась и поцеловала слесаря-аристократа в закопченный лоб.
"Surely Victor Mikhailovich is worthy of being a ward or a police chief."
– Неужели же, господа, Виктор Михайлович не сможет быть достойным попечителем учебного округа или полицмейстером?
"Well, Victor Mikhailovich," asked the governor, "do you want to be a ward?"
– А, Виктор Михайлович? – спросил губернатор. – Хотите быть попечителем?
"Well of course, he would make a splendid, humane ward," put in the mayor, swallowing a mushroom and frowning.
– Ну конечно же, он будет прекрасным, гуманным попечителем! – поддержал городской голова, глотая грибок и морщась.
"But what about Raspopov?
You've already nominated Raspopov."
– А Распо-опов? – обидчиво протянул Виктор Михайлович. – Вы же уже назначили Распопова?
"Yes, indeed, what shall we do with Raspopov?"
– Да, в самом деле, куда девать Распопова?
"Make him a fire chief, eh?"
– В брандмейстеры, что ли?..
"A fire chief!" exclaimed Polesov, suddenly becoming excited.
– В брандмейстеры? – заволновался вдруг Виктор Михайлович.
A vision of fire-engines, the glare of lights, the sound of the siren and the drumming of hoofs suddenly flashed through his mind.
Перед ним мгновенно возникли бесчисленные пожарные колесницы, блеск огней, звуки труб и барабанная дрожь.
Axes glimmered, torches wavered, the ground heaved, and black dragons carried him to a fire at the town theatre.
Засверкали топоры, закачались факелы, земля разверзлась, и вороные драконы понесли его на пожар городского театра.
"A fire chief!
– Брандмейстером?
I want to be a fire chief!"
Я хочу быть брандмейстером!
"Well, that's fine.
– Ну вот и отлично!
Congratulations!
You're now the fire chief."
Поздравляю вас, вы – брандмейстер.
"Let's drink to the prosperity of the fire brigade," said the chairman of the stock-exchange committee sarcastically.
Выпей, брандмейстер!
– За процветание пожарной дружины! – иронически сказал председатель биржевого комитета.
They all went for him.
На Кислярского набросились все.
"You were always left-wing!
– Вы всегда были левым!
We know you!"
Знаем вас!
"What do you mean, gentlemen, left-wing?"
– Господа!
Какой же я левый?
"We know, we know I"
– Знаем, знаем!..
"Left-wing!"
– Левый!
"All Jews are left-wing I"
– Все евреи левые.
"Honestly, gentlemen, I don't understand such jokes."
– Но, ей-богу, господа, этих шуток я не понимаю.
"You're left-wing, don't try to hide it!"
– Левый, левый, не скрывайте!
"He dreams about Milyukov at night."
– Ночью спит и видит во сне Милюкова!
"Cadet!
– Кадет!
You're a Cadet."
Кадет!
"The Cadets sold Finland," cried Charushnikov suddenly.
"And took money from the Japanese.
– Кадеты Финляндию продали, – замычал вдруг Чарушников, – у японцев деньги брали!
They split the Armenians."
Армяшек разводили!
Kislarsky could not endure the stream of groundless accusations.
Кислярский не вынес потока неосновательных обвинений.
Pale, his eyes blazing, the chairman of the stock-exchange committee grasped hold of his chair and said in a ringing voice:
Бледный, поблескивая глазками, председатель биржевого комитета ухватился за спинку стула и звенящим голосом сказал:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1