7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 789 книг и 2353 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 151 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

The auctioneer immediately stood up.
Аукционист сейчас же поднялся.
His beard glistened in the strong light of the electric lamps.
Борода его сверкала под светом сильных электрических ламп.
"In accordance with auctioneering regulations," he stated, "persons refusing to pay the full sum of money for items purchased must leave the hall.
– По правилам аукционного торга, – звонко заявил он, – лицо, отказывающееся уплатить полную сумму за купленный им предмет, должно покинуть зал!
The sale of the chairs is revoked."
Торг на стулья отменяется.
The dazed friends sat motionless.
Изумленные друзья сидели недвижимо.
– Папрашу вас! – сказал аукционист.
The effect was terrific.
Эффект был велик.
There was rude guffawing from the onlookers.
В публике злобно смеялись.
Ostap remained seated, however.
Остап все-таки не вставал.
He had not suffered such a blow for a long time.
Таких ударов он не испытывал давно.
"You're asked to leave."
– Па-апра-ашу вас!
The auctioneer's singsong voice was firm.
Аукционист пел голосом, не допускающим возражения.
The laughter in the room grew louder.
Смех в зале усилился.
So they left.
И они ушли.
Few people have ever left an auction room with more bitterness.
Мало кто уходил из аукционного зала с таким горьким чувством.
Vorobyaninov went first.
Первым шел Воробьянинов.
With his bony shoulders hunched up, and in his shrunken jacket and silly baronial boots, he walked like a crane; he felt the warm and friendly glance of the smooth operator behind.
Согнув прямые костистые плечи, в укоротившемся пиджачке и глупых баронских сапогах, он шел, как журавль, чувствуя за собой теплый дружественный взгляд великого комбинатора.
The concessionaires stopped in the room next to the auction hall.
Концессионеры остановились в комнате, соседней с аукционным залом.
They could now only watch the proceedings through a glass door.
Теперь они могли смотреть на торжище только через стеклянную дверь.
The path back was barred.
Путь тут был уже прегражден.
Ostap maintained a friendly silence.
Остап дружественно молчал.
"An outrageous system," murmured Ippolit Matveyevich timidly.
"Downright disgraceful!
– Возмутительные порядки, – трусливо забормотал Ипполит Матвеевич, – форменное безобразие!
We should complain to the militia."
В милицию на них нужно жаловаться.
Ostap said nothing.
Остап молчал.
"No, but really, it's the hell of a thing."
Ippolit Matveyevich continued ranting.
"Making the working people pay through the nose.
– Нет, действительно, это ч-черт знает что такое! – продолжал горячиться Воробьянинов. – Дерут с трудящихся втридорога.
Honestly!
Ей-Богу!..
Two hundred and thirty roubles for ten old chairs.
За какие-то подержанные десять стульев двести тридцать рублей.
It's mad!"
С ума сойти…
"Yes," said Ostap woodenly.
– Да, – деревянно сказал Остап.
"Isn't it? " said Vorobyaninov again.
"It's mad!"
– Правда? – переспросил Воробьянинов. – С ума сойти можно!..
"Yes."
– Можно.
Ostap went up close to Vorobyaninov and, having looked around, hit the marshal a quick, hard, and unobserved blow in the side.
Остап подошел к Воробьянинову вплотную и, оглянувшись по сторонам, дал предводителю короткий, сильный и незаметный для постороннего глаза удар в бок.
"That's for the militia.
– Вот тебе милиция!
That's for the high price of chairs for working people of all countries.
Вот тебе дороговизна стульев для трудящихся всех стран!
That's for going after girls at night.
Вот тебе ночные прогулки по девочкам!
That's for being a dirty old man."
Вот тебе седина в бороду!
Вот тебе бес в ребро!
Ippolit Matveyevich took his punishment without a sound.
Ипполит Матвеевич за все время экзекуции не издал ни звука.
From the side it looked as though a respectful son was conversing with his father, except that the father was shaking his head a little too vigorously.
Со стороны могло показаться, что почтительный сын разговаривает с отцом, только отец слишком оживленно трясет головой.
"Now get out of here!"
– Ну, теперь пошел вон!
Ostap turned his back on the director of the enterprise and began watching the auction hall.
Остап повернулся спиной к директору предприятия и стал смотреть в аукционный зал.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 4 из 5 1