7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2610 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 169 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

He began running about the room singing:
Он забегал по комнате и запел:
"And in the morning she smiled again before her window."
«А поутру она вновь улыбалась перед окошком своим, как всегда».
He did not know what to do with his hands.
Он не знал, что делать со своими руками.
They flew all over the place.
Они у него летали.
He started tying his tie, then left off without finishing.
He took up a newspaper, then threw it on the floor without reading anything.
Он начал завязывать галстук и, не довязав, бросил, потом схватил газету и, ничего в ней не прочитав, кинул на пол.
"So you aren't going to take away the furniture today? . . .'
– Так вы не возьмете сегодня мебель?..
Good. . .Ah!
Хорошо!..
Ах!
Ah!"
Ах!
Taking advantage of this favourable turn of events, Ippolit Matveyevich moved towards the door.
Ипполит Матвеевич, пользуясь благоприятно сложившимися обстоятельствами, двинулся к двери.
"Wait!" called Iznurenkov suddenly.
"Have you ever seen such a cat?
– Подождите! – крикнул вдруг Изнуренков. – Вы когда-нибудь видели такого кота?
Tell me, isn't it really extraordinarily fluffy?"
Скажите, он в самом деле пушист до чрезвычайности?
Ippolit Matveyevich found the cat in his trembling hands.
Котик очутился в дрожащих руках Ипполита Матвеевича.
"First-rate," babbled Absalom Vladimirovich, not knowing what to do with this excess of energy.
"Ah!
– Высокий класс!.. – бормотал Авессалом Владимирович, не зная, что делать с излишком своей энергии. – Ах!..
Ah!"
Ах!..
He rushed to the window, clapped his hands, and began making slight but frequent bows to two girls who were watching him from a window of the house opposite.
Он кинулся к окну, всплеснул руками и стал часто и мелко кланяться двум девушкам, глядевшим на него из окна противоположного дома.
He stamped his feet and gave sighs of longing.
Он топтался на месте и расточал томные ахи.
"Girls from the suburbs!
– Девушки из предместий!
The finest fruit! . . .
Лучший плод!..
First-rate! . . .
Высокий класс!..
Ah! . . .
Ах!..
'And in the morning she smiled again before her window'."
А по утру она вновь улыбалась перед окошком своим, как всегда.
"I'm leaving now, Citizen," said Ippolit Matveyevich stupidly.
– Так я пойду, гражданин, – глупо сказал главный директор концессии.
"Wait, wait!"
Iznurenkov suddenly became excited.
"Just one moment!
– Подождите, подождите! – заволновался вдруг Изнуренков. – Одну минуточку!..
Ah!
Ах!..
Ah!
The cat . . .
А котик?
Isn't it extraordinarily fluffy?
Правда он пушист до чрезвычайности?..
Wait. . .
Подождите!..
I'll be with you in a moment."
Я сейчас!..
He dug into all his pockets with embarrassment, ran to the side, came back, looked out of the window, ran aside, and again returned.
Он смущенно порылся во всех карманах, убежал, вернулся, ахнул, выглянул из окна, снова убежал и снова вернулся.
"Forgive me, my dear fellow," he said to Vorobyaninov, who stood with folded arms like a soldier during all these operations.
– Простите, душечка, – сказал он Воробьянинову, который в продолжение всех этих манипуляций стоял, сложив руки по-солдатски.
With these words he handed the marshal a half-rouble piece.
С этими словами он дал предводителю полтинник.
"No, no, please don't refuse.
– Нет, нет, не отказывайтесь, пожалуйста.
All labour must be rewarded."
Всякий труд должен быть оплачен.
"Much obliged," said Ippolit Matveyevich, surprised at his own resourcefulness,
– Премного благодарен, – сказал Ипполит Матвеевич, удивляясь своей изворотливости.
"Thank you, dear fellow.
Thank you, dear friend."
– Спасибо, дорогой, спасибо, душечка!..
As he went down the corridor, Ippolit Matveyevich could hear bleating, screeching, and shouts of delight coming from Iznurenkov's room.
Идя по коридору, Ипполит Матвеевич слышал доносившиеся из комнаты Изнуренкова блеяние, визг, пение и страстные крики.
Outside in the street, Vorobyaninov remembered Ostap, and trembled with fear.
На улице Воробьянинов вспомнил про Остапа и задрожал от страха.
Ernest Pavlovich Shukin was wandering about the empty apartment obligingly loaned to him by a friend for the summer, trying to decide whether or not to have a bath.
Эрнест Павлович Щукин бродил по пустой квартире, любезно уступленной ему на лето приятелем, и решал вопрос: принять ванну или не принимать.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1