7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 195 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

"And why are you carrying that basket?"
Rubens inquired suspiciously.
– А почему, вы с корзинкой? – подозрительно осведомился Рубенс.
"I'm going to the steam baths."
– Иду в баню.
"Well, have a good steam!"
– Ну, желаю вам легкого пара.
Kislarsky then called in at the state-owned sweetshop, formerly the Bonbons de Varsovie, drank a cup of coffee, and ate a piece of layer cake.
Потом Кислярский зашел в кондитерскую ССПО, бывшую
«Бонбон де Варсови», выкушал стакан кофе и съел слоеный пирожок.
It was time to repent.
Пора было идти каяться.
The chairman of the stock-exchange committee went into the reception room of the prosecutor's office.
Председатель биржевого комитета вступил в приемную губпрокуратуры.
It was empty.
Там было пусто.
Kislarsky went up to a door marked
Кислярский подошел к двери, на которой было написано:
"Province Public Prosecutor" and knocked politely.
«Губернский прокурор», и вежливо постучал.
"Come in," said a familiar voice.
– Можно! – ответил хорошо знакомый Кислярскому голос прокурора.
Kislarsky went inside and halted in amazement.
Кислярский вошел и в изумлении остановился.
His egg-shaped belly immediately collapsed and wrinkled like a date.
Его яйцевидный животик сразу же опал и сморщился, как финик.
What he saw was totally unexpected.
То, что он увидел, было полной для него неожиданностью.
The desk behind which the prosecutor was sitting was surrounded by members of the powerful Sword and Ploughshare organization.
Письменный стол, за которым сидел прокурор, окружали члены могучей организации
«Меча и орала».
Judging from their gestures and plaintive voices, they had confessed to everything.
Судя по их жестам и плаксивым голосам, они сознавались во всем.
"Here he is," said Dyadyev, "the ringleader and Octobrist."
– Вот он, – воскликнул Дядьев, – самый главный, октябрист.
"First of all," said Kislarsky, putting down the basket on the floor and approaching the desk,
"I am not an Octobrist; next, I have always been sympathetic towards the Soviet regime, and third, the ringleader is not me, but Comrade Charushnikov, whose address is-"
– Во-первых, – сказал Кислярский, ставя на пол допровскую корзинку и приближаясь к столу, – во-первых, я не октябрист.
Затем я всегда сочувствовал советской власти, а в-третьих – главный это не я, а товарищ Чарушников, адрес которого…
"Red Army Street!" shouted Dyadyev.
– Красноармейская! – закричал Дядьев.
"Number three!" chorused Nikesha and Vladya.
– Номер три! – хором сообщили Владя и Никеша.
"Inside the yard on the right!" added Polesov.
"I can show you."
– Во двор и налево, – добавил Виктор Михайлович, – я могу показать.
Twenty minutes later they brought in Charushnikov, who promptly denied ever having seen any of the persons present in the room before in his life, and then, without pausing, went on to denounce Elena Stanislavovna.
Через двадцать минут привезли Чарушникова, который прежде всего заявил, что никого из присутствующих в кабинете никогда в жизни не видел.
Вслед за этим, не сделав никакого перерыва, Чарушников донес на Елену Станиславовну, Ипполита Матвеевича и его загадочного спутника.
It was only when he was in his cell, wearing clean underwear and stretched out on his prison basket, that the chairman of the stock-exchange committee felt happy and at ease.
Только в камере, переменив белье и растянувшись на допровской корзинке, председатель биржевого комитета почувствовал себя легко и спокойно.
По делу пустой, как видно, организации
«Меча и орала» шло следствие.
Единственно важным лицом прокурор считал скрывшегося Воробьянинова, который несомненно имел связи с парижской эмиграцией.
During the crisis Madame Gritsatsuyev-Bender managed to stock up with enough provisions and commodities for her shop to last at least four months.
Мадам Грицацуева-Бендер за время кризиса успела запастись пищевыми продуктами и товаром для своей лавчонки, по меньшей мере, на четыре месяца.
Regaining her calm, she began pining once more for her young husband, who was languishing at meetings of the Junior Council of Ministers.
Успокоившись, она снова загрустила о молодом супруге, томящемся на заседаниях Малого Совнаркома.
A visit to the fortune-teller brought no reassurance.
Визит к гадалке не внес успокоения.
Alarmed by the disappearance of the Stargorod Areopagus, Elena Stanislavovna dealt the cards with outrageous negligence.
Елена Станиславовна, встревоженная исчезновением всего старгородского ареопага, метала карты с возмутительной небрежностью.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1