StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 259 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

"Let's go.
– Едем!
I managed to pick up something on the way.
Я кое-что накропал по дороге.
The net income is three roubles.
Чистый доход выражается в трех рублях.
It isn't much, of course, but enough for the first purchase of mineral water and railway tickets."
Это, конечно, немного, но на первое обзаведение нарзаном и железнодорожными билетами хватит.
Creaking like a cart, the train left for Pyatigorsk and, fifty minutes later, passing Zmeika and Beshtau, brought the concessionaires to the foot of Mashuk.
Дачный поезд, бренча, как телега, в пятьдесят минут дотащил путешественников до Пятигорска.
Мимо Змейки и Бештау концессионеры прибыли к подножию Машука.
CHAPTER THIRTY-SIX
Глава XXXIX
A VIEW OF THE MALACHITE PUDDLE
Вид на малахитовую лужу
It was Sunday evening.
Был воскресный вечер.
Everything was clean and washed.
Все было чисто и умыто.
Even Mashuk, overgrown with shrubbery and small clumps of trees, was carefully combed and exuded a smell of toilet water.
Даже Машук, поросший кустами и рощицами, казалось, был тщательно расчесан и струил запах горного вежеталя.
White trousers of the most varied types flashed up and down the toy platform: there were trousers made of twill, moleskin, calamanco, duck and soft flannel.
Белые штаны самого разнообразного свойства мелькали по игрушечному перрону: штаны из рогожки, чертовой кожи, коломянки, парусины и нежной фланели.
People were walking about in sandals and Apache shirts.
Здесь ходили в сандалиях и рубашечках «апаш».
In their heavy, dirty boots, heavy dusty trousers, heated waistcoats and scorching jackets, the concessionaires felt very out of place.
Концессионеры в тяжелых грязных сапожищах, тяжелых пыльных брюках, горячих жилетах и раскаленных пиджаках чувствовали себя чужими.
Among the great variety of gaily coloured cottons in which the girls of the resort were parading themselves, the brightest and most elegant was the uniform of the stationmaster.
Среди всего многообразия веселеньких ситчиков, которыми щеголяли курортные девицы, самым светлейшим и самым элегантным был костюм начальницы станции.
To the surprise of all newcomers, the stationmaster was a woman.
На удивление всем приезжим, начальником станции была женщина.
Auburn curls peeped from under her red peaked cap with its two lines of silver braid around the band.
Рыжие кудри вырывались из-под красной фуражки с двумя серебряными галунами на околыше.
She wore a white tunic and a white skirt.
Она носила белый форменный китель и белую юбку.
As soon as the travellers had had a good look at the station-master, had read the freshly pasted notices advertising the tour of the Columbus Theatre and drunk two five-kopek glasses of mineral water, they went into the town on the Station-Flower Garden tram route.
Налюбовавшись начальницей, прочитав свеженаклеенную афишу о гастролях в Пятигорске театра Колумба и выпив два пятикопеечных стакана нарзану, путешественники проникли в город на трамвае линии
«Вокзал – Цветник».
They were charged ten kopeks to go into the Flower Garden.
За вход в
«Цветник» с них взяли десять копеек.
In the Flower Garden there was a great deal of music, a large number of happy people, and very few flowers.
В
«Цветнике» было много музыки, много веселых людей и очень мало цветов.
A symphony orchestra in a white shell-like construction was playing the
"Dance of the Gnats"; narzan mineral water was on sale in the Lermontov gallery, and was also obtainable from kiosks and vendors walking around.
В белой раковине симфонический оркестр исполнял
«Пляску комаров».
В Лермонтовской галерее продавали нарзан.
Нарзаном торговали в киосках и в разнос.
No one had time for the two grimy jewel-hunters.
Никому не было дела до двух грязных искателей бриллиантов.
"My, Pussy," said Ostap, "we're out of place in all this festivity."
– Эх, Киса, – сказал Остап, – мы чужие на этом празднике жизни.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1