7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2610 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 285 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

How could it be the Transcaucasian car service?
Какой же это Закавтопромторг?
Those people have won fifty thousand roubles, Pussy.
Эти люди, слышите, Киса, вы-и-гра-ли пятьдесят тысяч рублей.
You saw yourself how happy they were and how much of that mechanical junk they had bought.
Вы сами видите, Кисуля, как они веселы и сколько они накупили всякой механической дряни!
When we find our money, we'll spend it more sensibly, won't we?"
Когда мы получим наши деньги – мы истратим их гораздо рациональнее.
Не правда ли?
And imagining what they would buy when they became rich, the friends left Passanaur.
И друзья, мечтая о том, что они купят, когда станут богачами, вышли из Пассанаура.
Ippolit Matveyevich vividly saw himself buying some new socks and travellirig abroad.
Ипполит Матвеевич живо воображал себе покупку новых носков и отъезд за границу.
Ostap's visions were more ambitious.
Мечты Остапа были обширнее.
Something between damming the Blue Nile and opening a gaming-house in Riga with branches in the other Baltic states.
Его проекты были грандиозны.
Не то заграждение Голубого Нила плотиной, не то открытие игорного особняка в Риге с филиалами во всех лимитрофах.
The travellers reached Mtskhet, the ancient capital of Georgia, on the third day, before lunch.
На третий день, перед обедом, миновав скучные и пыльные места: Ананур, Душет и Цилканы, путники подошли к Мцхету – древней столице Грузии.
Here the Kura river turned towards Tiflis.
Здесь Кура поворачивала к Тифлису.
In the evening they passed the Zerno-Avchal hydro-electric station.
Вечером путники миновали ЗАГЭС – Земо-Авчальскую гидроэлектростанцию.
The glass, water and electricity all shone with different-coloured light.
Стекло, вода и электричество сверкали различными огнями.
It was reflected and scattered by the fast-flowing Kura.
Все это отражалось и дрожало в быстро бегущей Куре.
It was there the concessionaires made friends with a peasant who gave them a lift into Tiflis in his cart; they arrived at 11 p.m., that very hour when the cool of the evening summons into the streets the citizens of the Georgian capital, limp after their sultry day.
Здесь концессионеры свели дружбу с крестьянином, который привез их на арбе в Тифлис к одиннадцати часам вечера, в тот самый час, когда вечерняя свежесть вызывает на улицу истомившихся после душного дня жителей грузинской столицы.
"Not a bad little town," remarked Ostap, as they came out into Rustavelli Boulevard.
"You know, Pussy. . ."
– Городок неплох, – сказал Остап, выйдя на проспект Шота Руставели, – вы знаете, Киса…
Without finishing what he was saying, Ostap suddenly darted after a citizen, caught him up after ten paces, and began an animated conversation with him.
Вдруг Остап, недоговорив, бросился за каким-то гражданином, шагов через десять настиг его и стал оживленно с ним беседовать.
Then he quickly returned and poked Ippolit Matveyevich in the side.
Потом быстро вернулся и ткнул Ипполита Матвеевича пальцем в бок.
"Do you know who that is?" he whispered.
"It's Citizen Kislarsky of the Odessa Roll-Moscow Bun.
– Знаете, кто это? – шепнул он быстро. – Это
«Одесская бубличная артель „Московские баранки“».
Гражданин Кислярский.
Let's go and see him.
Идем к нему.
However paradoxical it seems, you are now the master-mind and father of Russian democracy again.
Сейчас вы снова, как это ни парадоксально, гигант мысли и отец русской демократии.
Don't forget to puff out your cheeks and wiggle your moustache.
Не забывайте надувать щеки и шевелить усами.
It's grown quite a bit, by the way.
A hell of a piece of good luck.
Ах, черт возьми!
Какой случай!
Фортуна!
If he isn't good for fifty roubles, you can spit in my eye.
Если я его сейчас не вскрою на пятьсот рублей – плюньте мне в глаза!
Come on!"
Идем!
Идем!
And indeed, a short distance away from the concessionaires stood Kislarsky in a tussore-silk suit and a boater; he was a milky blue colour with fright.
Действительно, в некотором отдалении от концессионеров стоял молочно-голубой от страха Кислярский в чесучовом костюме и канотье.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1