7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 42 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

"Right, forward march, the bugle is sounding!" cried Ostap.
"I'll make tracks for the housing division, while you go to the old women."
– Ну, марш вперед, труба зовет! – закричал Остап. – Я по следам в жилотдел, или, вернее, в тот дом, в котором когда-то был жилотдел, а вы к старухам!
"I can't," said Ippolit Matveyevich.
"It's too painful for me to enter my own house."
– Я не могу, – сказал Ипполит Матвеевич, – мне очень тяжело будет войти в собственный дом.
"I see.
– Ах, да!..
A touching story.
Волнующая история!
The exiled baron!
Барон-изгнанник!
All right, you go to the housing division, and I'll get busy here.
Ладно!
Идите в жилотдел, а здесь поработаю я.
Our rendezvous will be here in the caretaker's room.
Сборный пункт – в дворницкой.
Platoon: 'shun!"
Парад-алле!
CHAPTER EIGHT
ГЛАВА ПЯТАЯ
Глава X
THE BASHFUL CHISELLER
Голубой воришка
The Assistant Warden of the Second Home of Stargorod Social Security Administration was a shy little thief.
Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга.
His whole being protested against stealing, yet it was impossible for him not to steal.
Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог.
He stole and was ashamed of himself.
Он крал, и ему было стыдно.
He stole constantly and was constantly ashamed of himself, which was why his smoothly shaven cheeks always burned with a blush of confusion, shame, bashfulness and embarrassment.
Крал он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бритые щечки всегда горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза.
The assistant warden's name was Alexander Yakovlevich, and his wife's name was Alexandra Yakovlevna.
Завхоза звали Александром Яковлевичем, а жену его Александрой Яковлевной.
He used to call her Sashchen, and she used to call him Alchen.
Он называл ее Сашхен, она звала его Альхен.
The world has never seen such a bashful chiseller as Alexander Yakovlevich.
Свет не видывал еще такого голубого воришки, как Александр Яковлевич.
He was not only the assistant warden, but also the chief warden.
Он был не только завхозом, но и вообще заведующим.
The previous one had been dismissed for rudeness to the inmates, and had been appointed conductor of a symphony orchestra.
Прежнего зава за грубое обращение с воспитанницами семь месяцев назад сняли с работы и назначили капельмейстером симфонического оркестра.
Alchen was completely different from his ill-bred boss.
Альхен ничем не напоминал своего невоспитанного начальника.
Under the system of fuller workdays, he took upon himself the running of the home, treating the pensioners with marked courtesy, and introducing important reforms and innovations.
В порядке уплотненного рабочего дня он принял на себя управление домом и с пенсионерками обращался отменно вежливо, проводя в доме важные реформы и нововведения.
Ostap Bender pulled the heavy oak door of the Vorobyaninov home and found himself in the hall.
Остап Бендер потянул тяжелую дубовую дверь воробьяниновского особняка и очутился в вестибюле.
There was a smell of burnt porridge.
Здесь пахло подгоревшей кашей.
From the upstairs rooms came the confused sound of voices, like a distant "hooray" from a line of troops.
Из верхних помещений неслась разноголосица, похожая на отдаленное «ура» в цепи.
There was no one about and no one appeared.
Никого не было, и никто не появился.
An oak staircase with two flights of once-lacquered stairs led upward.
Вверх вела двумя маршами дубовая лестница с лаковыми некогда ступенями.
Only the rings were now left; there was no sign of the stair rods that had once held the carpet in place.
Теперь в ней торчали только кольца, а самих медных прутьев, прижимавших когда-то ковер к ступенькам, не было.
"The Comanche chief lived in vulgar luxury," thought Ostap as he went upstairs.
«Предводитель команчей жил, однако, в пошлой роскоши», – думал Остап, подымаясь наверх.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1