StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 50 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

Pasha Emilevich himself showed great enthusiasm in the search.
Паша Эмильевич проявил в розысках стула большое упорство.
When all had calmed down, Pasha still kept wandering from room to room, looking under decanters, shifting iron teaspoons, and muttering:
Все уже успокоились, а Паша Эмильевич все еще бродил по комнатам, заглядывал под графины, передвигал чайные жестяные кружки и бормотал:
"Where can it be?
– Где же он может быть?
I saw it myself this morning.
Сегодня он был, я видел его собственными глазами.
It's ridiculous !"
Смешно даже.
"It's depressing, girls," said Ostap in an icy voice.
– Грустно, девицы, – ледяным голосом сказал Остап.
"It's absolutely ridiculous!" repeated Pasha Emilevich impudently.
– Это просто смешно! – нагло повторял Паша Эмильевич.
At this point, however, the Eclair fire extinguisher, which had been hissing the whole time, took a high F, which only the People's Artist, Nezhdanova, can do, stopped for a second and then emitted its first stream of foam, which soaked the ceiling and knocked the cook's cap off.
Но тут певший все время огнетушитель
«Эклер» взял самое верхнее фа, на что способна одна лишь народная артистка республики Нежданова, смолк на секунду и с криком выпустил первую пенную струю, залившую потолок и сбившую с головы повара туальденоровый колпак.
The first stream of foam was followed by another, mouse-grey in colour, which bowled over young Isidor Yakovlevich.
За первой струей пеногон-огнетушитель выпустил вторую струю туальденорового цвета, повалившую несовершеннолетнего Исидора Яковлевича.
After that the extinguisher began working smoothly.
После этого работа
«Эклера» стала бесперебойной.
Pasha Emilevich, Alchen and all the surviving brothers raced to the spot.
К месту происшествия ринулись Паша Эмильевич, Альхен и все уцелевшие Яковлевичи.
"Well done," said Ostap.
"An idiotic invention!"
– Чистая работа! – сказал Остап. – Идиотская выдумка!
As soon as the old women were left alone with Ostap and without the boss, they at once began complaining:
Старухи, оставшись с Остапом наедине без начальства, сейчас же стали заявлять претензии.
"He's brought his family into the home.
– Брательников в доме поселил.
They eat up everything."
Обжираются.
"The piglets get milk and we get porridge."
– Поросят молоком кормит, а нам кашу сует.
"He's taken everything out of the house."
– Все из дому повыносил.
"Take it easy, girls," said Ostap, retreating.
"You need someone from the labour-inspection department.
– Спокойно, девицы, – сказал Остап, отступая, – это к вам из инспекции труда придут.
The Senate hasn't empowered me . . ."
Меня сенат не уполномочил.
The old women were not listening.
Старухи не слушали.
"And that Pasha Melentevich.
He went and sold a chair today.
– А Пашка-то Мелентьевич, этот стул он сегодня унес и продал.
I saw him myself."
Сама видела.
"Who did he sell it to? " asked Ostap quickly.
– Кому? – закричал Остап.
"He sold it. . . that's all.
– Продал и все.
He was going to steal my blanket. . ."
Мое одеяло продать хотел.
A fierce struggle was going on in the corridor.
В коридоре шла ожесточенная борьба с огнетушителем.
But mind finally triumphed over matter and the extinguisher, trampled under Pasha Emilevich's feet of iron, gave a last dribble and was silent for ever.
Наконец человеческий гений победил, и пеногон, растоптанный железными ногами Паши Эмильевича, последний раз выблевал вялую струю и затих навсегда.
The old women were sent to clean the floor.
Старух послали мыть пол.
Lowering his head and waddling slightly, the fire inspector went up to Pasha Emilevich.
Инспектор пожарной охраны втянул в себя воздух, пригнул голову и, слегка покачивая бедрами, подошел к Паше Эмильевичу.
"A friend of mine," began Ostap importantly, "also used to sell government property.
– Один мой знакомый, – сказал Остап веско, – тоже продавал государственную мебель.
He now lives a monastic life in the penitentiary."
Теперь он пошел в монахи – сидит в допре.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1