7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 58 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

Its two storeys were constructed in the style of the Second Empire and were embellished with timeworn lion heads, singularly reminiscent of the once well-known writer Artsybashec.
Два его этажа, построенные в забубенном стиле Второй империи, все же были украшены побитыми львиными мордами, необыкновенно похожими на лицо известного в свое время писателя Арцыбашева.
There were exactly seven of these Artsybashevian physiognomies, one for each of the windows facing on to the street.
The faces had been placed at the keystone of each window.
Арцыбашевских ликов было ровно восемь, по числу окон, выходящих в переулок, и помещались эти львиные хари в оконных ключах.
There were two other embellishments on the building, though these were of a purely commercial nature.
Были на доме еще два украшения, но уже чисто коммерческого характера.
On one side hung the radiant sign:
С одной стороны – лазурная вывеска
ODESSA ROLL BAKERY
MOSCOW
BUN ARTEL
«Одесская бубличная артель – „Московские баранки“».
The sign depicted a young man wearing a tie and ankle-length French trousers.
На вывеске был изображен молодой человек в галстуке и коротких французских брюках.
Ift one dislocated hand he held the fabulous cornucopia, from which poured an avalanche of ochre-coloured buns; whenever necessary, these were passed off as Moscow rolls.
Он держал в одной, вывернутой наизнанку руке сказочный рог изобилия, из которого лавиной валили охряные московские баранки, выдававшиеся по нужде и за одесские бублики.
The young man had a sexy smile on his face.
При этом молодой человек сладострастно улыбался.
On the other side, the Fastpack packing office announced itself to prospective clients by a black board with round gold lettering.
С другой стороны – упаковочная контора
«Быстроупак» извещала о себе уважаемых «гр. гр.» заказчиков черной вывеской с круглыми золотыми буквами.
Despite the appreciable difference in the signs and also in the capital possessed by the two dissimilar enterprises, they both engaged in the same business, namely, speculation in all types of fabrics: coarse wool, fine wool, cotton, and, whenever silk of good colour and design came their way, silk as well.
Несмотря на ощутительную разницу в вывесках и величине оборотного капитала, оба эти разнородные предприятия занимались одним и тем же делом – спекулировали мануфактурой всех видов: грубошерстной, тонкошерстной, камвольной, хлопчатобумажной, а если попадался шелк хороших цветов и рисунков, то и шелком.
Passing through the tunnel-like gateway and turning right into the yard with its cement well, you could see two doorways without porches, giving straight on to the angular flagstones of the yard.
Пройдя ворота, залитые туннельным мраком и водой, и свернув направо, во двор с цементным колодцем, можно было увидеть две двери без крылец, выходящие прямо на острые камни двора.
A dulled brass plate with a name engraved in script was fixed to the right-hand door:
V.M. POLESOV
Дощечка тусклой меди с вырезанной на ней писанными буквами фамилией
«В.
 М.
 Полесовъ» – помещалась на правой двери.
The left-hand door was fitted with a piece of whitish tin:
Левая была снабжена беленькой жестянкой
FASHIONS AND MILLINERY
«Моды и шляпы».
This was also only for show.
Это тоже была одна видимость.
Inside the fashions-and-millinery workroom there was no esparterie, no trimmings, no headless dummies with soldierly bearing, nor any large heads for elegant ladies' hats.
Внутри модной и шляпной квартиры не было ни спартри, ни отделки, ни безголовых манекенов с офицерской выправкой, ни головатых болванок для изящных дамских шляп
«Жоржет».
Instead, the three-room apartment was occupied by an immaculately white parrot in red underpants.
Вместо всей этой мишуры в трехкомнатной квартире жил непорочно белый попугай в красных подштанниках.
The parrot was riddled with fleas, but could not complain since it was unable to talk.
Попугая одолевали блохи, но пожаловаться он никому не мог, потому что не говорил человеческим голосом.
For days on end it used to crack sunflower seeds and spit the husks through the bars of its tall, circular cage on to the carpet.
По целым дням попугай грыз семечки и сплевывал шелуху сквозь прутья башенной клетки на ковер.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1