StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 69 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

The smooth operator got down to business.
За дело взялся великий комбинатор.
By evening the partners had found out the address of the head of the records department, Bartholomew Korobeinikov, a former clerk in the Tsarist town administration and now an office-employment official.
К вечеру компаньоны уже знали домашний адрес заведующего архивом Варфоломея Коробейникова, бывшего чиновника канцелярии градоначальства, ныне работника конторского труда.
Ostap attired himself in his worsted waistcoat, dusted his jacket against the back of a chair, demanded a rouble, twenty kopeks from Ippolit Matveyevich, and set off to visit the record-keeper.
Остап облачился в гарусный жилет, выбил о спинку кровати пиджак, вытребовал у Ипполита Матвеевича рубль двадцать копеек на представительство и отправился с визитом к архивариусу.
Ippolit Matveyevich remained at the Sorbonne Hotel and paced up and down the narrow gap between the two beds in agitation.
Ипполит Матвеевич остался в
«Сорбонне» и в волнении стал прохаживаться в ущелии между двумя кроватями.
The fate of the whole enterprise was in the balance that cold, green evening.
В этот вечер, зеленый и холодный, решалась судьба всего предприятия.
If they could get hold of copies of the orders for the distribution of the furniture requisitioned from Vorobyaninov's house, half the battle had been won.
Если удастся достать копии ордеров, по которым распределялась изъятая из воробьяниновского особняка мебель, – дело можно считать наполовину удавшимся.
There would still be tremendous difficulties facing them, but at least they would be on the right track.
Дальше предстояли трудности, конечно, невообразимые, но нить была бы уже в руках.
"If only we can get the orders," whispered Ippolit Matveyevich to himself, lying on the bed, "if only we can get them."
– Только бы ордера достать, – прошептал Ипполит Матвеевич, валясь на постель, – только бы ордера!..
The springs of the battered mattress nipped him like fleas, but he did not feel them.
Пружины разбитого матраца кусали его, как блохи.
Он не чувствовал этого.
He still only had a vague idea of what would follow once the orders had been obtained, but felt sure everything would then go swimmingly.
Он еще неясно представлял себе, что последует вслед за получением ордеров, но был уверен, что тогда все пойдет, как по маслу.
«А маслом, – вертелось у него в голове, – каши не испортишь».
А каша заваривалась большая.
Engrossed in his rosy dream, Ippolit Matveyevich tossed about on the bed.
Обуянный розовой мечтою, Ипполит Матвеевич переваливался на кровати.
The springs bleated underneath him.
Пружины под ним блеяли.
Ostap had to go right across town.
Остапу пришлось пересечь весь город.
Korobeinikov lived in Gusishe, on the outskirts.
Коробейников жил на Гусище, окраине Старгорода.
It was an area populated largely by railway workers.
На Гусище жили преимущественно железнодорожники.
From time to time a snuffling locomotive would back its way along the walled-off embankment, above the houses.
For a second the roof-tops were lit by the blaze from the firebox.
Now and then empty goods trains went by, and from time to time detonators could be heard exploding.
Иногда над домами, по насыпи, огороженной бетонным тонкостенным забором, проходил задним ходом сопящий паровоз, крыши домов на секунду освещались полыхающим огнем паровозной топки, иногда катились порожние вагоны, иногда взрывались петарды.
Amid the huts and temporary wooden barracks stretched the long brick walls of still damp blocks of flats.
Среди халуп и временных бараков тянулись длинные кирпичные корпуса сырых еще кооперативных домов.
Ostap passed an island of lights-the railway workers' club- checked the address from a piece of paper, and halted in front of the record-keeper's house.
Остап миновал светящийся остров – железнодорожный клуб, – по бумажке проверил адрес и остановился у домика архивариуса.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1