7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 7 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

The evening sky turned ice-grey over the deserted square.
Вечернее небо леденело над опустевшей площадью.
В канцелярию вошел рыжий бородатый милиционер в форменной фуражке, тулупе с косматым воротником.
Под мышкой милиционер осторожно держал маленькую разносную книгу в засаленном полотняном переплете.
Застенчиво ступая своими слоновьими сапогами, милиционер подошел к Ипполиту Матвеевичу и налег грудью на тщедушные перильца.
– Здорово, товарищ, – густо сказал милиционер, доставая из разносной книги большой документ, – товарищ начальник до вас прислал, доложить на ваше распоряжение, чтоб зарегистрировать.
Ипполит Матвеевич принял бумагу, расписался в получении и принялся ее просматривать.
Бумага была такого содержания:
«Служебная записка.
В загс.
Тов.
Воробьянинов!
Будь добрый.
У меня как раз сын народился.
В 3 часа 15 минут утра.
Так ты его зарегистрируй вне очереди, без излишней волокиты.
Имя сына – Иван, а фамилия моя.
С коммунистическим пока Замначальника Умилиции Перервин».
Ипполит Матвеевич заспешил и без излишней волокиты, а также вне очереди (тем более, что ее никогда и не бывало) зарегистрировал дитя Умилиции.
От милиционера пахло табаком, как от Петра Великого, и деликатный Ипполит Матвеевич свободно вздохнул лишь тогда, когда милиционер ушел.
It was time for Ippolit Matveyevich to leave.
Пора было уходить и Ипполиту Матвеевичу.
Everything that was to be born on that day had been born and registered in the thick ledgers.
Все, что имело родиться в этот день, – родилось и было записано в толстые книги.
All those wishing to get married had done so and were likewise recorded in the thick registers.
Все, кто хотели обвенчаться, – были повенчаны и тоже записаны в толстые книги.
And, clearly to the ruin of the undertakers, there had not been a single death.
И не было лишь, к явному разорению гробовщиков, ни одного смертного случая.
Ippolit Matveyevich packed up his files, put the felt cushion away in the drawer, fluffed up his moustache with a comb, and was just about to leave, having visions of a bowl of steaming soup, when the door burst open and Bezenchuk the undertaker appeared on the threshold.
Ипполит Матвеевич сложил дела, спрятал в ящик войлочную подушечку, распушил гребенкой усы и уже было, мечтая об огнедышащем супе, собрался пойти прочь, – как дверь канцелярии распахнулась и на пороге ее появился гробовых дел мастер Безенчук.
"Greetings to an honoured guest," said Ippolit Matveyevich with a smile.
"What can I do for you?"
– Почет дорогому гостю, – улыбнулся Ипполит Матвеевич. – Что скажешь?
The undertaker's animal-like face glowed in the dusk, but he was unable to utter a word.
Хотя дикая рожа мастера Безенчука и сияла в наступивших сумерках, но сказать он ничего не смог.
"Well?" asked Ippolit Matveyevich more severely.
– Ну? – сказал Ипполит Матвеевич более строго.
"Does the Nymph, durn it, really give good service?" said the undertaker vaguely.
"Can they really satisfy customers?
– «Нимфа», туды ее в качель, разве товар дает? – смутно молвил гробовой мастер. – Разве ж она может покупателя удовлетворить?
Why, a coffin needs so much wood alone."
Гроб – он одного лесу сколько требует…
"What?" asked Ippolit Matveyevich.
– Чего? – спросил Ипполит Матвеевич.
"It's the Nymph. . . .
– Да вот
«Нимфа»!..
Three families livin' on one rotten business.
Их три семейства с одной торговлишки живут.
And their materials ain't no good, and the finish is worse.
What's more, the tassels ain't thick enough, durn it.
Уже у них и материал не тот, и отделка похуже, и кисть жидкая, туды ее в качель.
Mine's an old firm, though.
А я – фирма старая.
Founded in 1907.
Основан в 1907 году.
My coffins are like gherkins, specially selected for people who know a good coffin."
У меня гроб, как огурчик, отборный, на любителя…
"What are you talking about?
Are you crazy?" snapped Ippolit Matveyevich and moved towards the door.
"Your coffins will drive you out of your mind."
– Ты что же это, с ума сошел? – кротко спросил Ипполит Матвеевич и двинулся к выходу. – Обалдеешь ты среди своих гробов.
Bezenchuk obligingly threw open the door, let Vorobyaninov go out first and then began following him, trembling as though with impatience.
Безенчук предупредительно распахнул дверь, пропустил Ипполита Матвеевича вперед, а сам увязался за ним, дрожа как бы от нетерпения.
"When the Do-Us-the-Honour was goin', it was all right There wasn't one firm, not even in Tver, which could touch it in brocade, durn it.
– Еще когда
«Милости просим» были, тогда верно.
Против ихнего глазету ни одна фирма, даже в самой Твери, выстоять не могла, туды ее в качель.
But now, I tell you straight, there's nothin' to beat mine.
А теперь, прямо скажу, – лучше моего товару нет.
You don't even need to look."
И не ищите даже.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1