4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 153 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

The verses ran:
Стихи говорили:
“Bolshaia doroga, priamaia doroga Prostora ne malo beresh twi ou Boga Tebia ne rovniali topor ee lopata Miagka twi kopitou ee pwiliu bogata.”
Большая дорога, прямая дорога,
Простора немало берёшь ты у бога...
Тебя не ровняли топор и лопата,
Мягка ты копыту и пылью богата.
But I read “prostovo” for “prostora,” and “roubili” for “rovniali,” and “kopita” for “kopitou.”
Я читал "простого" вместо "простора", "рубили" вместо "ровняли", "копыта" вместо "копыту".
“Now, think a moment,” said mother.
“How could it be ‘prostovo,’ you little wretch? . . .
- Ну, подумай,- внушала мать,- чего - простого?
Чудовище!
Tro sto ra’-; now do you understand?”
Про-сто-ра, понимаешь?
I did understand, but all the same I read “pros-tovo,” to my own astonishment as much as hers.
Я понимал и всё-таки читал "простого", сам себе удивляясь.
She said angrily that I was senseless and obstinate.
This made bitter hearing, for I was honestly trying to remember the cursed verses, and I could repeat them in my own mind without a mistake, but directly I tried to say them aloud they went wrong.
Она говорила, сердясь, что я бестолков и упрям; это было горько слышать, я очень добросовестно старался вспомнить проклятые стихи и мысленно читал их без ошибок, но, читая вслух,- неизбежно перевирал.
I loathed the elusive lines, and began to mix the verses up on purpose, putting all the words which sounded alike together anyhow.
I was delighted when, under the spell
I placed upon them, the verses emerged absolutely meaningless.
Я возненавидел эти неуловимые строки и стал, со зла, нарочно коверкать их, нелепо подбирая в ряд однозвучные слова; мне очень нравилось, когда заколдованные стихи лишались всякого смысла.
But this amusement did not go for long unpunished.
One day, after a very successful lesson, when mother asked me if I had learned my poetry, I gabbled almost involuntarily:
Но эта забава не прошла даром: однажды, после удачного урока, когда мать спросила, выучены ли наконец стихи, я, помимо воли, забормотал:
“Doroga, dvouroga, tvorog, nedoroga, Kopwita, popwito, korwito ”
Дорога, двурога, творог, недорога,
Копыта, попы-то, корыто...
I recollected myself too late.
Mother rose to her feet, and resting her hands on the table, asked in very distinct tones:
Опомнился я поздно: мать, упираясь руками в стол, поднялась и спросила раздельно:
“What is that you are saying?”
- Это что такое?
“I don’t know,” I replied dully.
- Не знаю,- сказал я, обомлев.
“Oh, you know well enough!”
- Нет, всё-таки?
“It was just something ”
- Это - так.
“Something what?”
- Что - так?
“Something funny.”
- Смешно.
“Go into the corner.”
- Поди в угол.
“Why?”
- Зачем?
“Go into the corner,” she repeated quietly, but her aspect was threatening.
Она тихо, но грозно повторила:
- В угол!
“Which corner?”
- В какой?
Without replying, she gazed so fixedly at my face that I began to feel quite flustered, for I did not understand what she wanted me to do.
Не ответив, она смотрела в лицо мне так, что я окончательно растерялся, не понимая - чего ей надо?
In one corner, under the icon, stood a small table on which was a vase containing scented dried grass and some flowers; in another stood a covered trunk.
The bed occupied the third, and there was no fourth, because the door came close up to the wall.
В углу под образами торчал круглый столик, на нём ваза с пахучими сухими травами и цветами, в другом переднем углу стоял сундук, накрытый ковром, задний угол был занят кроватью, а четвёртого - не было, косяк двери стоял вплоть к стене.
скачать в HTML/PDF
share