4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2610 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 34 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

“Faster, please, Jaakov Vassilitch!”
- Только почаще, Яков Васильич!
The guitar jingled furiously, heels tapped spasmodically on the floor, plates and dishes rattled on the table and in the cupboard, while Tsiganok blazed amidst the kitchen lights, swooping like a kite, waving his arms like the sails of a windmill, and moving his feet so quickly that they seemed to be stationary; then he stooped to the floor, and spun round and round like a golden swallow, the splendor of his silk blouse shedding an illumination all around, as it quivered and rippled, as if he were alight and floating in the air.
Бешено звенела гитара, дробно стучали каблуки, на столе и в шкапу дребезжала посуда, а среди кухни огнём пылал Цыганок, реял коршуном, размахнув руки, точно крылья, незаметно передвигая ноги; гикнув, приседал на пол и метался золотым стрижом, освещая всё вокруг блеском шёлка, а шёлк, содрогаясь и струясь, словно горел и плавился.
He danced unweariedly, oblivious of everything, and it seemed as though, if the door were to open, he would have danced out, down the street, and through the town and away . . . beyond our ken.
Цыганок плясал неутомимо, самозабвенно, и казалось, что если открыть дверь на волю, он так и пойдёт плясом по улице, по городу, неизвестно куда...
“Cross over!” cried Uncle Jaakov, stamping his feet, and giving a piercing whistle; then in an irritating voice he shouted the old, quaint saying:
- Режь поперёк! - кричал дядя Яков, притопывая.
И пронзительно свистел и раздражающим голосом выкрикивал прибаутки:
“Oh, my! if I were not sorry to leave ray spade I ‘d from my wife and children a break have made.”
Эхма!
Кабы не было мне жалко лаптей,
Убежал бы от жены и детей!
The people sitting at table pawed at each other, and from time to time shouted and yelled as if they were being roasted alive.
The bearded chief workman slapped his bald head and joined in the uproar.
Людей за столом подёргивало, они тоже порою вскрикивали, подвизгивали, точно их обжигало; бородатый мастер хлопал себя по лысине и урчал что-то.
Once he bent towards me, brushing my shoulder with his soft beard, and said in my ear, just as he might speak to a grown-up person:
Однажды он, наклонясь ко мне и покрыв мягкой бородою плечо моё, сказал прямо в ухо, обращаясь словно к взрослому:
“If your father were here, Alexei Maximitch, he would have added to the fun.
- Отца бы твоего, Лексей Максимыч, сюда, - он бы другой огонь зажёг!
A merry fellow he was always cheerful.
Радостный был муж, утешный.
You remember him, don’t you?”
Ты его помнишь ли?
“No.”
- Нет.
“You don’t?
- Ну?
Well, once he and your grandmother but wait a bit.”
Бывало он да бабушка, - стой-ко, погоди!
Tall and emaciated, somewhat resembling a conventional icon, he stood up, and bowing to grandmother, entreated in an extraordinarily gruff voice:
Он поднялся на ноги, высокий, измождённый, похожий на образ святого, поклонился бабушке и стал просить её необычно густым голосом:
“Akulina Ivanovna, will you be so kind as to dance for us as you did once with Maxim Savatyevitch?
- Акулина Ивановна, сделай милость, пройдись разок!
Как, бывало, с Максимом Савватеевым хаживала.
It would cheer us up.”
Утешь!
скачать в HTML/PDF
share