4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 43 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

“I don’t like any of the Kashmirins except your grandmother.
Let the devil like them!”
- А я всех Кашириных, кроме бабани, не люблю, пускай их демон любит!
“What about me?”
- А меня?
“You?
You are not a Kashmirin.
You are a Pyeshkov. . . .
That’s different blood a different stock altogether.”
- Ты - не Каширин, ты - Пешков, другая кровь, другое племя...
Suddenly he gave me a violent squeeze.
“Ah!” he almost groaned.
“If only I had a good voice for singing!
И вдруг, стиснув меня крепко, он почти застонал:
- Эх, кабы голос мне певучий, ух ты, господи!
Good Lord! what a stir I should make in the world! . . .
Вот ожёг бы я народ...
Run away now, old chap.
I must get on with my work.”
Иди, брат, работать надо...
He set me down on the floor, put a handful of fine nails into his mouth, and began to stretch and nail damp breadths of black material on a large square board.
Он спустил меня на пол, всыпал в рот себе горсть мелких гвоздей и стал натягивать, набивать на большую квадратную доску сырое полотнище чёрной материи.
His end came very soon after this.
Вскоре он погиб.
It happened thus.
Leaning up against a partition by the gate in the yard was placed a large oaken cross with stout, knotty arms.
Случилось это так: на дворе, у ворот, лежал, прислонён к забору, большой дубовый крест с толстым суковатым комлем.
It had been there a long time.
Лежал он давно.
I had noticed it in the early days of my life in the house, when it had been new and yellow, but now it was blackened by the autumn rains.
Я заметил его в первые же дни жизни в доме, - тогда он был новее и желтей, но за осень сильно почернел под дождями.
It gave forth the bitter odor of barked oak, and it was in the way in the crowded, dirty yard.
От него горько пахло морёным дубом, и был он на тесном, грязном дворе лишний.
Uncle Jaakov had bought it to place over the grave of his wife, and had made a vow to carry it on his shoulders to the cemetery on the anniversary of her death, which fell on a Saturday at the beginning of winter.
Его купил дядя Яков, чтобы поставить над могилою своей жены, и дал обет отнести крест на своих плечах до кладбища в годовщину смерти её.
It was frosty and windy and there had been a fall of snow.
Этот день наступил в субботу, в начале зимы; было морозно и ветрено, с крыш сыпался снег.
Grandfather and grandmother, with the three grandchildren, had gone early to the cemetery to hear the requiem; I was left at home as a punishment for some fault.
Все из дома вышли на двор, дед и бабушка с тремя внучатами ещё раньше уехали на кладбище служить панихиду; меня оставили дома в наказание за какие-то грехи.
My uncles, dressed alike in short black fur coats, lifted the cross from the ground and stood under its arms.
Gregory and some men not belonging to the yard raised the heavy beams with difficulty, and placed the cross on the broad shoulders of Tsiganok.
He tottered, and his legs seemed to give way.
Дядья, в одинаковых чёрных полушубках, приподняли крест с земли и встали под крылья; Григорий и какой-то чужой человек, с трудом подняв тяжёлый комель, положили его на широкое плечо Цыганка; он пошатнулся, расставил ноги.
“Are you strong enough to carry it?” asked Gregory.
- Не сдюжишь? - спросил Григорий.
“I don’t know.
- Не знаю.
скачать в HTML/PDF
share