6#

Дом о семи шпилях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Дом о семи шпилях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 812 книг и 2559 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 6 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

The reader may deem it singular that the head carpenter of the new edifice was no other than the son of the very man from whose dead grip the property of the soil had been wrested.
Читателю, быть может, покажется странным, что главным плотником из работавших над постройкой нового дома был не кто иной, как сын Мэтью Моула.
Not improbably he was the best workman of his time; or, perhaps, the colonel thought it expedient, or was impelled by some better feeling, thus openly to cast aside all animosity against the race of his fallen antagonist.
Вероятно, он был лучшим мастером в свое время, а возможно, полковник счел нужным — или его сподвигло на это какое-нибудь лучшее чувство — забыть в этом случае о своей вражде к родне павшего соперника.
Nor was it out of keeping with the general coarseness and matter-of-fact character of the age, that the son should be willing to earn an honest penny, or, rather, a weighty amount of sterling pounds, from the purse of his father's deadly enemy.
Впрочем, таким был тот век: сын не отказывался заработать честные деньги, или, лучше сказать, порядочное количество фунтов стерлингов, даже на службе у смертельного врага своего отца.
At all events, Thomas Maule became the architect of the House of Seven Gables, and performed his duty so faithfully that the timber framework, fastened by his hands, still holds together.
Как бы то ни было, только Томас Моул был архитектором Дома с семью шпилями и исполнил свое дело так добросовестно, что дубовая постройка — детище его рук — держится до сих пор.
Thus the great house was built.
Итак, огромный дом был выстроен.
Familiar as it stands in the writer's recollection—for it has been an object of curiosity with him from boyhood, both as a specimen of the best and stateliest architecture of a long-past epoch, and as the scene of events more full of human interest, perhaps, than those of a gray feudal castle—familiar as it stands, in its rusty old age, it is therefore only the more difficult to imagine the bright novelty with which it first caught the sunshine.
Сколько я его помню, он всегда был стар — а я помню его с детства: он уже и тогда был предметом моего любопытства как лучший и прочнейший образец давно минувшей эпохи и вместе с тем как сцена происшествий, исполненных интереса, может быть, гораздо в большей мере, нежели приключения серых феодальных замков; он всегда был для меня древним домом, и потому мне очень трудно представить блеск новизны, в каком впервые озарило его солнце.
The impression of its actual state, at this distance of a hundred and sixty years, darkens, inevitably, through the picture which we would fain give of its appearance on the morning when the Puritan magnate bade all the town to be his guests.
Его нынешнее состояние, до которого он дошел за сто шестьдесят лет, неизбежно будет омрачать картину, в какой мы желали бы представить себе его внешний вид в то утро, когда пуританский магнат зазвал к себе в гости весь город.
A ceremony of consecration, festive as well as religious, was now to be performed.
В доме должно было совершиться освящение вместе с праздником новоселья.
A prayer and discourse from the Revd Mr. Higginson, and the outpouring of a psalm from the general throat of the community, was to be made acceptable to the grosser sense by ale, cider, wine, and brandy, in copious effusion, and, as some authorities aver, by an ox, roasted whole, or, at least, by the weight and substance of an ox, in more manageable joints and sirloins.
После молитвы и проповеди почтенного мистера Хиггинсона и после хорового пения псалма для чувств более грубых готовилось обильное возлияние пива, сидра, вина и водки, и, как было известно, ожидали также зажаренного целиком быка или по крайней мере искусно разрезанные части говядины в количестве, равном весу и объему целого быка.
скачать в HTML/PDF
share