7#

Евгений Онегин. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Евгений Онегин". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 23 из 94  ←предыдущая следующая→ ...

He died at hour of dinner, Bermoned by his neighbours dear,
Он умер в час перед обедом, Оплаканный своим соседом,
By children and by loyal wife With candid never seen in life.
Детьми и верною женой Чистосердечней, чем иной.
He was a common Russian barin, Was kind and good; at his remains
Он был простой и добрый барин, И там, где прах его лежит,
The monument in words explains Submissive sinner, Dimitry Larin,
Надгробный памятник гласит: Смиренный грешник, Дмитрий Ларин,
The brigadier, a slave of God, Has peace by him forever got.
Господний раб и бригадир, Под камнем сим вкушает мир.
XXXVII
XXXVII
At his Penates, quite permissive Vladimir honoured all, who died;
Своим пенатам возвращенный, Владимир Ленский посетил
At neighbour’s monument submissive He dedicated him a sigh;
Соседа памятник смиренный, И вздох он пеплу посвятил;
His heart was sad, his voice was mournful.
И долго сердцу грустно было.
‘Ah, poor Yorick, said he, joyful
«Рооr Yorick!16 — молвил он уныло. —
He kept me often in his hands, While I could show many pranks
Он на руках меня держал.
Как часто в детстве я играл
With medal for Ochakov playing, Intended Olga for my wife
Его Очаковской медалью!
Он Ольгу прочил за меня,
And wondered: would he be alive?’
Он говорил: дождусь ли дня?..»
Sincerely, in grief embracing
И, полный искренней печалью,
His heart, Vladimir qickly penned At tomb a madrigal by hand.
Владимир тут же начертал Ему надгробный мадригал.
XXXVIII
XXXVIII
By writing verse, the dismal mourner Of parents, with running eyes,
И там же надписью печальной Отца и матери, в слезах,
The ashes patriarchal honoured.
Почтил он прах патриархальный...
Alas!
On furrows of lives
Увы! на жизненных браздах
New generations by some reason, At secret will of great provision
Мгновенной жатвой поколенья, По тайной воле провиденья,
Arise and ripen, then will fall, And others after them come all,
Восходят, зреют и падут; Другие им вослед идут...
To-day frivolous generation Matures, stirs, already tests
Так наше ветреное племя Растет, волнуется, кипит
Grandfathers to the tombs do press, It comes, the time of exitation,
И к гробу прадедов теснит.
Придет, придет и наше время,
Grandchildren once upon good day Will press from world all us away.
И наши внуки в добрый час Из мира вытеснят и нас!
XXXIX
XXXIX
Meanwhile in life you try to revel, As much as I you take form it!
Покамест упивайтесь ею, Сей легкой жизнию, друзья!
I grasp its vanity, and never Too much I was attached to it;
Ее ничтожность разумею И мало к ней привязан я;
For fantoms I my eyelids closed; But some remote dear hopes
Для призраков закрыл я вежды; Но отдаленные надежды
Sometimes are troubling wit and heart: Without printing pretty mark
Тревожат сердце иногда: Без неприметного следа
To leave the world I would he sorry.
Мне было б грустно мир оставить.
I live and write not for applause,
Живу, пишу не для похвал;
But, seems to me I’d wish, of course To fill my fate with kind of glory.
Но я бы, кажется, желал Печальный жребий свой прославить,
In hope that by future friend Of me some sound will be said.
Чтоб обо мне, как верный друг, Напомнил хоть единый звук.
XL
XL
The heart of somebody he’ll cherish, Arid, kept by touch of truthful fate,
И чье-нибудь он сердце тронет; И, сохраненная судьбой,
Perhaps, in Lethe won’t perish My verse, by wit and heart well made;
Быть может, в Лете не потонет Строфа, слагаемая мной;
Perhaps, in front of portrait famous, To people future ignoramous
Быть может (лестная надежда!), Укажет будущий невежда
Will show my renowned face And say:
‘It’s poet of grace!’
На мой прославленный портрет И молвит: то-то был поэт!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1